Сущность смерти

Размер шрифта: - +

Глава 22

Глава 22.

Похороны проходили тихо – очень тихо.

Все молчали, никто не смел проронить и слова.

Дед и бабушка молча плакали, Мари держалась за мою руку и тоже плакала.

Я стоял крепко сжимая ее руку. Слез не было, они все вышли в больнице с частицей моей души. Именно тогда, когда я увидел, как Билл баюкает мою сестру мертвой, у меня в душе словно образовалась пустота. В тот момент когда это произошло, Кэрол подскочил ко мне и стал что-то орать, брызгая на меня слюной и радостно оскалившись.

Я сорвался. Теперь его не увидят прямостоящим еще пару месяцев.

Как меня от него оттаскивали, я не помнил. Все что я помню – это приятный хруст костей этого урода и кровь на своих кулаках.

Но не об этом сейчас.

Прямо сейчас мы на кладбище, в котором я совсем недавно тайком выкапывал одну из жертв Джека. Не ожидал я, что так быстро сюда вернусь.

Как же больно. И будь это телесные раны – это ерунда, их всегда можно вытерпеть. Но это были раны, которые никогда не сможешь залечить, сколько не пытайся.

Раны души.

И так было не только у меня. Бедный Билл прямо сейчас нес гроб, в котором лежала та, ради которой он изменил себя, та кто дала ему понять, что значит любить, та кто стала для него всем.

Билл плакал. Он нес свою любовь и плакал не переставая. Его волосы окончательно поседели. Человеку лишь двадцать восемь, а он такой же седой как мой дед. На его лице было только одно – боль от утраты.

Процессия, из четырех людей несущих гроб, остановилась и стала осторожно опускать его на подъемник.

Закончив, отошли все кроме Билла. Он упал на колени и стал гладить лежащую в гробу Лизи по голове.

Тишина все еще стояла над этим кладбищем.

Над нами склонились свинцовые тучи, и плевать погоде, что сейчас середина февраля.

Пошел дождь.

Вся наша семья. Я, дед, бабушка и Мари подошли к гробу. Лизи лежала в нем так спокойно, что казалось будто она спит. Мой разум прекрасно понимал, что она и вправду спит – вечным сном. Но сердце отказывалось это принимать. Оно так и кричало, что это всего лишь шутка. И вот сейчас Лизи поднимет свою голову, покажет мне язык и станет требовать нашего с Мари поцелуя.

Но это не случится. Уже никогда.

Билл отстранился от нее. Священник – стоявший в стороне, подошел к гробу и стал читать молитву. Все склонили головы и закрыли глаза.

Дождь стал становиться сильнее. Было чувство, что сами небеса оплакивают смерть Лизи. Я хотел еще раз взглянуть на нее и несмотря на то, что священник не закончил молитву, открываю свои глаза и поднимаю голову.

Я так и не взглянул в тот момент на сестру. Потому, что прямо передо мной стоял ОН. ДЖЕК!

Мне в глаза попала капля дождя, заставив зажмуриться. Быстро протерев глаза ладонью, я снова их открыл, но никого уже не было.

Меня кто-то дергает за одежду. Это была Мари, она обеспокоенно смотрит на меня. Но я успокаиваю ее, улыбаясь уголками губ.

Скорее всего, мне просто привиделось, он не мог быть здесь и внезапно исчезнуть.

Нервы.

Нужно будет хорошо выспаться, думаю, возможность у меня такая будет. Потому, что я собираюсь отправить Мари домой, а после забрать Билла к себе. Ему нельзя оставаться одному. И поэтому мы будем с ним вместе пить, и пить будем до такого состояния, в котором весь мир и его заботы уходят, и ты остаешься наедине с собой, в своем выдуманном мирке.

Как только священник закончил гроб закрыли, оставляя нас в мире живых, а Лизи в мире мертвых. Мы кинули на него по горсти земли, а после молча смотрели, как он опускается все глубже в землю. Еще долго мы все мокли под дождем. Разошлись мы только, тогда когда он прекратился.

Я, как и собирался, отправил Мари домой, а сам, схватив Билла, который уже собирался залезть к себе в машину, потащил его к себе. Он не сопротивлялся.

Напились мы сильно. Весь вечер и ночь Билл плакал и выл.

Бедный Нуар от воев забился под кровать.

Я от него не отставал. Нет, я не плакал. Я не отставал в плане вливания в себя алкоголя.

К обеду мы проснулись.

Билл был все также неживым, не в плане с бодуна, а в плане потери близкого человека. Но, мне показалось, в его глазах был некоторый фанатичный блеск. В них читалось намерение отречься от всего. К сожалению, мои опасения подтвердились.

– Дэн, – начал он, смотря мне прямо в глаза – Я собираюсь, как только мы закроем дело о Джеке, уйти на покой. – предугадав мои мысли, он не дал мне заговорить – Успокойся. Я всего лишь уйду в монастырь. Я не собираюсь на себя накладывать руки. Вчера, да, возможно. Но сейчас – нет. Она бы не одобрила этого.

Он направился в душ. Я молча проводил его взглядом и стал пить остатки бурбона, чтобы отойти с бодуна.

Мои глаза зацепились за телефон, лежащий на столе. Я взял его и включил.

Были пропущенные звонки с работы, один от Мари и, что меня немало удивило, от мэра.

Но я не стал никому перезванивать, даже Мари. Сначала мне нужно было проснуться и заставить свой мозг работать.

– Душ свободен. – сказал Билл беря у меня бурбон.

– Ага.

Чередовав холодную и горячую воду, я стал приходить в себя, но меня тянуло в сон, с этим я справился, простояв под холодным душем до состояния, когда зубы стали выбивать дробь.

Выйдя из душа, заметил, что Билл уже ушел, оставив записку, что срочный вызов с работы.

Сначала я стал набирать Мари, мэр подождет.

– Привет, извини, что так долго не перезванивал.

– Привет, ничего, я все понимаю. – ответила она – Как Билл?

– Вроде лучше. Мари давай встретимся, только позже. От меня что-то хочет мэр.

– Хорошо, увидимся. – ответила она положив трубку.



Михаил Тарасов

Отредактировано: 17.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: