Сувенирная лавка

Размер шрифта: - +

Глава 16

Горн с облегчением вздохнул, когда история с Омишем потеряла всеобщее внимание и все разошлись по своим обязанностям. На душе было паршиво, тоскливо и вовсе не то состояние, чтобы что-то делать. Больше всего хотелось пойти к Лие. Поговорить с ней, объясниться, рассказать все как есть, прижать к себе... Он даже обнять ее теперь нормально не мог. Как же он нуждался в ней. Желал чувствовать рядом. Как ее пальчики пробегают по спине, как касаются губы... Кто бы мог подумать, что такое можно испытывать к человеку.

Да пусть и к человеку! Сейчас он ощущал, что она самое дорогое и ценное, что есть у него и в скором времени, возможно, потеряет ее навсегда. Нет, не бывать этому! Кровь внутри закипала, мысли лихорадочно шевелились, заставляя всевозможные варианты по спасению проноситься перед глазами составляясь в живые воображаемые картинки. Брат сел напротив наблюдая за ним.

- Мучаешься?

- Что видно?

- Видел бы ты себя в зеркале. Совсем измотался с этой девчонкой. Тебе надо ей все рассказать.

- Как только спасу.

- Что сильная связь?

- Больше чем ты думаешь.

- Ничего я не думаю. Я не противник. Поступай, как знаешь.

- Все решено.

- Тем более. Уверен печать брака здесь не причем. Вернее не только печать брака, у тебя истинные к ней чувства. С тобой все ясно. Интересно лишь отношение Лии к тебе. Девчонка загадка. То ли удачно скрывает, то ли не уверена, то ли и нет ничего.

Вошла Силлириана замешкавшаяся в приемной с Цевом и они замолчали.

Засев над древними книгами и личными записями отца, погрузились в поиски зацепки. С чего бы вообще начать предполагаемый процесс. В этот раз Кейлин вместе с Цевом штудировали анатомически-магические книги, Силлириана магию ведьм и некромантов, ну это самый крайний вариант, без него, если ничего не получится, показалось бы, что они не все сделали, что было в их силах. Горн же просматривал записи отца, который в свое время тоже встречал не легкие случаи. На самом деле ему почему-то казалось, что подобное случалось. Не совсем такое, но что-то было. Из прошлого отголоском доносились в сознание картины, разговоры и терзания. Вот чем все закончилось... Младший харн буквально вгрызался в каждую строчку, боясь пропустить то самое нужное.

Дверь в кабинет вдруг отворилась и на пороге, где-то на середине между полом и потолком, появилось два подноса, плавно втекающие со словами Лии и Цикури, что им пора бы и передохнуть. От чего Горну захотелось еще больше углубиться в работу, от представшей картины, какой там перекус?

- Знали бы вы, каких трудов нам стоило донести эти тяжелые предметы. - Поднос Лии буквально грохнулся с облегчением на стол.

- Все дело не в их тяжести. - Вторила вторая невидимка. - Просто мы с тобой менее материальны, чем они.

Их мирная беседа сводила челюсти. Они что издеваются?

- Как успехи?

Набрав побольше воздуха Горн выдохнул и упрямо уткнулся в тетрадь, ровно до того момента, как почувствовал руку на своей спине.

 

Ну не могла я удержаться! Не могла! Так и тянуло к нему. Хотела, вообще прильнуть, обнять, поцеловать. Странно, в таком состоянии, мне и море по колено. Никогда бы такое себе не позволила, будь в нормальном виде. Ведь вопреки всем запретам, сейчас только доказываю, что он мне нравится. Коснулась оголенной шеи и больше прижалась телом… Что-то мне подсказывает, для него мои касания, сродни воздушному шарику, так же невесомы и не особо ощутимы. Дурочка чувствовала, что ему это нравится. Глупая. Сейчас вообще не понятное творилось в душе. Если она еще есть. Впрочем, что там у меня есть, я уже не понимала. Я не испытывала страха от случившего и его последствий, скорее меня тревожил он. Вернее и то, что испытывала к нему. И чем больше притуплялось другое, тем ярче становилось это. Будто самое важное и подлинное, это чувства. Обнаженные, без всяких зажимов и логики. Горн отреагировал мгновенно. Оторвавшись от исписанной мелким почерком тетради, замерев на мгновение, будто прислушиваясь, а потом как-то непроизвольно махнув в воздухе рукой. Прошептала на ухо очередное 'спасибо'. Мне показалось, что харн хотел обхватить меня рукой, но вовремя остановился. В комнате то не одни. Тогда я громко возвестила:

- Почему не все едят?

- Да братишка, тебе не помешает. К тому же Лия научилась делать хороший чай.

- Вообще-то его делала я.

Цикури подала голос с противоположного края стола, как раз где стоял свободный стул.

- Ну что ж ошибся. - Покаялся Кейлин.

- И вовсе нет. В прошлый раз, чай варила я.

Провела рукой по плечам Горна и, наклонившись, резюмировала:

- Все остывае-ет...

Прочистив горло, харн вежливо поблагодарил и отпил глоточек, но к булочкам так и не притронулся.

Мешать дольше было нельзя, итак оторвали всех на целых полчаса, это Цев вероятно засекал время. Было видно, как все нервничают, особенно младший. И мы с Цикури поспешили удалиться с полупустыми подносами. Не уронить бы...

Как обратить процесс! Главный вопрос стоял с большим восклицательным и вопросительным знаком. Если кто-то что-то интересное находил, то тут же начинал зачитывать, а потом начинались дебаты, лихорадочно ловя цепочку логически выстроенных вариантов, которая вдруг потом к всеобщему огорчению где-то обрывалась, за не эффективностью или не реальностью, а то и вовсе бесполезностью.



Ольга Фэйт

Отредактировано: 18.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться