Суженая для падшего

Размер шрифта: - +

Глава 1.

Когда я была маленькой, моим любимым развлечением было наблюдать за звездами. Тогда я еще не знала, что мой папа, мне вовсе не папа. Тогда я была счастлива, что, несмотря на загруженность на работе и усталость, он приходил ко мне каждый вечер перед сном, чтобы узнать, как прошел мой день и рассказать что-нибудь интересное или смешное из того, что произошло с ним, пока мы не виделись. Если погода позволяла, мы выбирались на крышу через низкое окно моей спальни. Папа снимал пиджак и, закатав рукава, тащил с собой плед и телескоп, подаренный мне на восьмой день рождения.

Мы  смотрели на звезды, папа рассказывал мне о карте ночного неба, допытываясь, как называется то или иное созвездие. Я с азартом отвечала на его вопросы, завернутая в плед и счастливая от этих минут близости. Я никогда не спрашивала, почему Белка не приходит вместе с ним. Я была счастлива, что это время только мое, что я могу смотреть на самого сильного, доброго и умного мужчину на свете и ничего не боятся. Он защитит меня от любой опасности, всегда будет рядом…

Все изменилось три года назад. Дядя Вова, как я его теперь называю, вовсе не превратился из того любящего папы в злобного опекуна, но я стала другой. Я узнала правду. Узнала правду и впервые ощутила, как мое сердце разбилось на куски. И все в один день!

Дядя Вова рассказывал, что в ночь, когда я решила появиться на свет была ужасная буря. Ливень затопил дорогу, и пришлось везти кричащую от потуг маму в деревенскую амбулаторию вместо городского роддома, где уже было все оплачено. Молодой фельдшер, принимавший роды, все время вздрагивал от ударов грома и порывов ветра чуть не унесших с собой старую ветхую крышу. Небо озаряли молнии, а я стремилась выбраться наружу, не давая маме ни секунды отдыха. Мой первый крик раздался одновременно с ударом молнии в большое трухлявое дерево, росшее посреди двора. Дерево раскололось пополам и вспыхнуло, а старая санитарка перекрестилась, опасливо глядя на меня.

Дядя всегда рассказывал эту историю в ироничном тоне, сдабривая шутками, но я склонна думать, что деревенская бабулька-санитарка понимала в жизни гораздо больше чем он. Правду о родителях я узнала в день своего пятнадцатилетия. Узнала от того, кого считала самым лучшим парнем на свете. Как сейчас в памяти возникли пьяные глаза Никиты Астиани, и прозвучали его слова о том, что я никто, нищая сирота на воспитании у богатых родственников. Тот день я считала худшим в моей жизни, но теперь, когда я должна стать женой незнакомого мне мужчины, когда я совсем скоро перестану принадлежать себе, и вся моя жизнь полетит в бездну…

Я не хотела плакать, но горячая капля одиноко скользнула по щеке. На тумбочке завибрировал телефон, следом зазвучала мелодия, по которой я безошибочно поняла, что Соня решила взять меня измором. Нехотя ответила на звонок: рано или поздно мне придется сказать подруге, что мы вряд ли увидимся вновь!  

- Кудряшка, ты решила не отвечать в надежде, что я забуду про завтрашнюю гулянку? – весело затараторила Соня. – Я специально прилетела сегодня! Между прочим, тащилась четыре часа! У тебя совесть есть?

- Прости, но у меня серьезные перемены. Завтра никакой гулянки не будет, - я старалась говорить спокойно, но подруга знала меня слишком хорошо.

- Сью! Что случилось? Что с голосом? Какие перемены? Мы же только утром говорили! – в интонациях подруги была искренняя забота.

Как объяснить Соне, что происходит? В голове никаких идей. Придется сказать, как есть.

- Я выхожу замуж, - специально сделала паузу, чтобы подруга осмыслила мои слова. – Завтра мой будущий муж увозит меня в свой дом. Свадьба через пять дней, - замолчала, слушая в ответ тишину.

- Это очень глупая шутка! Я сейчас же приеду к тебе и выбью из тебя правду мятным мороженым с кусочками шоколада! – Соня не поверила моим словам.

Я бы сама не поверила в такое! Я и целовалась то всего раз тогда на своем дне рождения с Никитой… Я не уродина, конечно, но никогда не стремилась быть в центре внимания как Белка. Я не дотягивала, чувствовала себя скованно, когда парни обращали на меня внимание и, если бы ни Соня, я бы вовсе разучилась говорить с противоположным полом

- Сью, ты пугаешь меня! – уже совсем другим тоном говорит подруга. – Кто он?

- Михаил Д’Эсте, - я затаила дыхание. Упоминание о будущем супруге заставило сердце отчаянно биться, а щеки залиться нервным румянцем. Вспомнилось, как он взял меня за подбородок, заставив посмотреть в глаза. Он явно знал, какое впечатление производит на женщин, и этот жест…

- Ты издеваешься? Шутка уже не смешная! – вновь расслабившись, сказала Соня, выдернув меня из раздумий. – Так я и поверила! Он же встречается с моделью из «Victoria's Secret»! Ты у меня, конечно, красотка, но зачем ты ему нужна, когда рядом такая дива?

Вот так новости, у моего жениха уже есть вторая половинка! Надо это использовать! Может смогу его убедить, что я ему не подхожу?

- Сью! Хватит молчать! Этот Д’Эсте… Это ведь правда, да? – упавшим голосом вновь спросила Соня. – О, боги! Да это же офигеть! Просто слов нет! Он же такой красавчик! Кудряшка!

Рассказывать Соне, как и почему я вдруг стала невестой известного европейского аристократа, мне не хотелось, и я постаралась поскорее закончить разговор, обещая перезвонить, как будет более четкая информация о месте и времени венчания. На душе было мерзко. Подруга решила, что у меня и Михаила был тайный страстный роман, навыдумывала глупостей, даже спросила, не беременна ли я!

Бессильная злоба безжалостно скрутила мое тело. Я лежала на кровати и смотрела на свой потолок оформленный в виде голубого неба, по которому плывут стайки облаков. До меня вдруг дошло, что я ночую в этой комнате в последний раз, и я разрыдалась на этот раз, не сдерживая громких всхлипов.



Юнона Руни

Отредактировано: 05.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться