Свадьба удалась!

Глава шестая

Ольга изъявила желание зайти за перегородку и я, рассказав как там все работает, вернулась в комнату одна. У арки меня встретил Эстас словами:

- Приходил Ленхарт и просил вас поторопиться. Анхель уже вернулся и ждет.

- Хорошо, - прошла к сапогам и стала обуваться, - сейчас Ольга выйдет и пойдем.

- А она тоже не ламия? – с надеждой на то, что хотя бы одна из нас окажется ламией, спросил он.

- Эстас, милый, - он и в самом деле был милый, но немного непонятный, - если бы я еще знала – что это значит, то могла бы ответить на твой вопрос. Но все же думаю, что моя сестра тоже не ламия. Объясни мне – кто это?

- А зачем тогда вы рисовали на лицах? – разочарованно спросил он. - Так ведь делают только ламии. Они всегда рисуют черные большие глаза. И никогда не ходят без краски.

- Зачем рисуют? – Большие черные глаза – это то, что он видел, глядя на нас?

- У них же знаки вокруг глаз, которые они скрывают. В этих знаках вся сила ламий. Поэтому невозможно увидеть ламию без краски. Они скрывают знаки, чтобы у них не забрали силу.

- А ты что, хотел забрать нашу силу? – Эстас-Эстас – я тебя пирожными кормила, а ты вот что задумал – нашу с Ольгой силу забрать.

- Что ты, Лила, нет! – он возмутился, - мне просто интересно! Я хотел только посмотреть. Ведь если забрать у ламии силу, то она умрет.

Да уж, не повезло этим ламиям – всю жизнь ходить с черными кругами вокруг глаз. Зато повезло нам – что-то мне подсказывает, что вот Бешеный, например, не отказался бы от возможности «обессилить» двух, случайно подвернувшихся ему, ламий.

Ольга присоединилась к нам и узнав, что уже пора, со вздохом стала натягивать на ноги своих «шмелей», сетуя на то, что не успела переобуться перед уходом.

Эстас шел впереди, прокладывая нам путь во мраке. По дороге я рассказывала сестре о нелегкой жизни ламий, вынужденных притворяться пандами для спасения собственной жизни.

Эстас вел нас по новому маршруту. Немного не дойдя до лестницы, он повернул в незамеченный мной ранее коридор, немного прошел и привел нас к другой лестнице, спустившись по которой мы попали в небольшой такой зал уютного черного цвета. Этот зал имел несколько дверей, к одной из которых нас и подвел наш спутник.

Перед дверью он остановился, пару раз стукнул и не дожидаясь отзыва толкнул дверь. Что и позволило нам расслышать слова Бешеного:

- … и ты будешь глупцом, если откажешься. Мы должны попробовать! Ну и что, если придется …

Что именно придется –не дал узнать Анхель, встретивший идущего впереди нас Эстаса словами:

- Ты когда-нибудь начнешь вести, как подобает дракону?

- Анхель, - начал торопливо говорить «белый» брат, - Ленхарт сказал, что ты нас ждешь. Поэтому я и вошел сразу.

Пока Эстас оправдывался за свой очередной промах, я осмотрела новую комнату. Что ж, видимо не все так мрачно в этом черном доме. Комната была темной на мой вкус, но по сравнению с остальными «залами», выглядела вполне себе ничего. После всей той черноты, этот цвет темного ореха дарил надежду на лучшее.

Мебель, своим цветом повторяющая стены-пол-потолок и выполненная из того же материала, по виду напоминала парковую. Лавка со спинкой и подлокотниками, и три таких же кресла - два из которых были заняты.

В центре комнаты - небольшой столик, на котором стояла Эльма все в той же кофейной банке.

Я приостановилась, раздумывая куда лучше сесть – на скамейку, которая стояла напротив Анхеля, или на свободное кресло рядом с рыжим. Оба варианты были так себе. Но Эстас освободил меня от необходимости выбора тем, что занял свободное кресло. Поэтому я присела на скамейку – так и сестра будет рядом. Скамейка была твердой и очень неудобной, но придется терпеть. Ольга присела, бросая сочувственные взгляды на Анхеля.

- Они не ламии, - сказал тот, как только мы сели и перевел взгляд на рыжего. Если по спокойному равнодушному тону и непроницаемому лицу Анхеля невозможно было понять, как он относится к этому факту, то Бешеный нас порадовал. И выдал целый спектр эмоций от удивленного недоверия - через разочарование - до деланного равнодушия.

И стало понятно, что для нас – ламий - им было приготовлено что-то особенное, но теперь все планы придется менять. Если они здесь знакомы с покером, то Анхель бы мог озолотился, играя с Бешеным.



Анна Александрова

Отредактировано: 06.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться