Сваха для Дракона

Размер шрифта: - +

Глава 31.

Совет дня: лайки, подписки и комментарии увеличивают продуктивность автора в геометрической прогрессии ;)

 

Спасибо за ожидание, любимые читатели! Моя книга "Невеста Мрачнейшего", которая писалась паралелльно Свахе, закончена, и теперь я буду сосредоточена только на "Свахе для дракона". Возвращаемся в привычный график - главы будут выходить через день по будням. В отстсутвии новых глав, советую почитать уже законченные мои книги "Невеста Мрачнейшего" и "Багряные крылья". И не забудьте подписаться - в ближайшее время я планирую анонсировать новую книгу, которая будет для меня своеобразным эскпериментом. Даю пару подсказок: это будет чо-то очень откровенное и с хитро закрученным сюжетом ;). 

С любовью, Лилия Лисовская. 

 

Гнетущая атмосфера, пропитавшая стены дворца, достигла своего пика, когда я вошла в настежь распахнутые двери зала заседаний. Каждый из девяти Драконов, что восходили на престол, надевали золотой венец и давали клятву защищать Аралион именно под сводами этого зала. Здесь же проходили редкие собрания по торжественным или трагическим поводам, но такое количество самых важных лиц княжества, собравшихся в одном месте и в одно время, эти стены не помнили никогда.

Зал был набит битком – яблоку было негде упасть. Повод для собрания был серьезным и весомым, и на лицах приглашенных застыли не притворные тревога и озабоченность. Явились все те, кто еще несколько часов назад танцевал и веселился на приеме со своими спутницами, празднуя предстоящую помолвку великого князя. Сейчас же высокопоставленные сановники тревожно шептались, перекидывались многозначительными взглядами, и всеми силами избегали встречаться глазами с Лорканом. Тот, удобно устроившись на высоком деревянном стуле, выглядел отстраненным и холодным, будто бы отделенным от остальных неприступной стеной из закаленного стекла, куда не проникали голоса и белый шум чужих эмоций. Повинуясь молчаливому приказу Снорре, уже стоящего по правую руку от Лоркана, я протиснулась между сановниками, нерешительно подходя ближе. И мое появление, даже в такой плотной толпе, не осталось незамеченным.

- А что она здесь делает? – непозволительно громко возмутился растрепанный седовласый старичок. Сухопарый и невысокий, он едва доставал мне до плеча, но громко булькал от праведного возмущения. Будучи драконом старой закалки, он недоумевал – как это - женщина, еще и не драконьего племени, имеет наглость участвовать в собрании, где мужчины планируют говорить о важных вещах? Недопустимо!

Однако, большая часть присутствующих старичка не поддержала – со всех сторон зашикали, давая понять, что вопрос неуместен, а я, в свою очередь, промолчала. Сама не знала, для чего была приглашена.

Лоркан обводил собравшуюся толпу хмурым взглядом, выбирая правильный момент для объявления заседания открытым. На меня он обращал внимания не больше, чем на заплутавшего котенка на улице. Пользы сейчас я приносила ровным счетом столько же.  Снорре кивнул на пятачок свободного пространства рядом с собой, и я с радостью воспользовалась подвернувшейся возможностью скрыться от любопытных взглядов за широкой спиной капитана.

- Как он? – едва шевеля губами, прошептала я, рассматривая затылок Лоркана. Небрежно заплетенная коса смешивалась через спинку кресла, и казалась одинокой среди галдящей толпы. Капитан Снорре в ответ дернул плечом, указывая глазами на Одхана, стоящего по другую сторону от князя. Пространство над Лорканом трещало от обилия магии – Одхан творил волшебство, быстро перебирая пальцами дрожащий от энергии воздух. Облако голубого тумана, на какой-то миг раскинувшееся над головой князя, задело меня по касательной, и я ощутила, как кровь, лениво циркулирующая по венам, разогналась до немыслимой скорости. Усталость и недосып сняло, как рукой, и я обнаружила в себе силы едва ли не пробежать марафонскую дистанцию на перегонки с лучшим скакуном княжества. Вот что бывает, поняла я, сдерживая дрожь от энергии, которая переполняла меня, если попасть под удар целебной магии.

Выглядел Одхан неважно – синие круги под глазами, осунувшееся лицо и дрожащие руки. По всем признакам верховный чародей страдал от жесточайшего похмелья. В мою сторону он смотреть не рисковал, старательно отводил глаза и прихлебывал дурно пахнущий отвар из глиняной кружки, когда выдавалась свободная секунда. Варево пахло так отвратительно, что никто из присутствующих не рисковал приближаться к магу ближе, чем на пару метров.

- Достаточно, - Лоркан твердо отвел в сторону руки Одхана и оглядел толпу. Шепотки стихли, все гости внимали князю, который готовился произнести речь.

- К моему глубочайшему сожалению, эта ночь стала самой благословенной и самой проклятой за долгие годы нашего процветания, - голос Лоркана, тихий и внушительный, отражался от стен и становился почти оглушающим, - но горюю я не о своих ранах, они уже затянулись. Я горюю о тех, для кого эта ночь стала последней. В память о них в Святилище Дракона уже горят свечи, и пусть Дракон-Отец позаботится о них.

Я сглотнула, вспоминая безжизненное тело горничной, замершей на полу, и ледяная игла дурного предчувствия больно кольнула меня в сердце. Август был родом из Цуриона, и должен был после смерти попасть в сады Селофиссар, и точно уж не в компанию великому Дракону-Отцу. Ему нечего там делать.

- Я лично принес извинения моему брату, чей подданный погиб на моей земле по чужому злому умыслу. И еще раз выражаю соболезнования и надеюсь, что великий князь Цуриона, благородный Ихтирам, простит Аралион за то, что не уберегли Августа. Нам очень жаль.

Дели Периян, посол Цуриона, кивнул, принимая соболезнования Лоркана, но особенной скорби на его лице не отразилось. Он так же, как им многие остальные, ненавидел Августа за скользкую сущность и двойственную натуру прирожденного шпиона. Он за всю жизни не произнес ни капли правды, если не видел выгоды, а лгать для него было проще дыхания. Я была уверена, что по Августу никто скучать не будет.



Лилия Лисовская

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться