Сваха для Дракона

Размер шрифта: - +

Глава 42.

Часть вторая. 

Дорогие читатели! Не забывайте подписываться на профиль, чтобы получать уведомления о выходе новых глав, если Литнет опять начнет шалить и откажется показывать обновление.

У меня есть и группа Вконтакте: https://vk.com/liskazki В ближайшее время там будет много всякого вкусного, включая маленькие спойлеры к будущим главам и интересные факты о персонажах. 
А так же оставлять комментарии - автор любит общаться с читателями :)
Приятного чтения!

 

 

  Злой северный ветер грубо швырнул в лицо горсть снежинок, которые больно оцарапали обветренную кожу. Пальцы давно перестали слушаться, и казались мне осколками хрустящего льда, прозрачного и с голубоватой тенью. Мороз сковал тело, и при каждом движении я чувствовала только одно – тягучую, не проходящую ни на минуту, боль. Коварная красавица-зима, воцарившаяся вокруг три дня назад, едва мы переступили границу северного княжества, исподтишка, по чуть-чуть, вытягивала из меня силы. Мало-помалу, но я вспоминала, почему терпеть не могла север. И дело было не в том, что строгие здешние порядки не сходились с моим представлением о государстве, а потому, что я, дочь песков и зноя, была тут чужой. Снега и лед знали это, и теперь пожирали меня заживо, без единого шанса на спасение.

  Солнце лишь на считанные минуты показывалось из-за туч свинцового оттенка, нависших над нами угрожающей массой, чтобы затем вновь сгинуть за ними, погружая ущелье во мрак. Темные скалы, ощерившиеся пиками, окружали длинный, извилистый проход, по которому мы брели уже третий день. Вокруг был только снег, плотная пелена заметенного пути и пышные белые шапки на горных верхушках. Другого пути к центральному форту Тюрра не существовало в принципе, северные князья не любили, когда их застигали врасплох, и отстроили свою крепость в самом труднодоступном месте. Скалы и мороз были главной военной мощью Тюрра.

Осада форта в таких погодных условиях, когда лицо покрывается инеем, а дыхание застывает ледяными осколками, невозможна, и северяне это прекрасно знали.

Наш маленький отряд, состоящий всего из десяти конных гвардейцев, Снорре и князя, двигался по ущелью цепочкой. Кони приплясывали на узком каменном парапете, вот-вот грозясь сорваться вниз, увлекая за собой и зазевавшихся всадников. При одном взгляде на то, как лошади скользят копытами на хрустящем снегу, мое сердце мучительно замирало, но каждый раз они чудом удерживались на месте, не забывая продвигаться вперед.

Я не смогла отстоять права ехать в обычном седле, и теперь, сидя на лошади по-женски, как подобает леди, боялась, что вот-вот соскользну с седла и сгину в бездне.  Высота перехода поражала, даже приглядевшись, я не смогла различить внизу ничего, кроме бархатной, трепещущей темноты. У пропасти не было дна, только каменные стены со множеством острых выступов. Воображение, подпитываясь усталостью и подступающей болезнью, подкинуло страшные картины падения – тело бьется о камень, под обледеневшей кожей разливаются фиолетовые синяки…

- Мы точно движемся в верном направлении? – Лоркан, возглавляющий отряд, натянул поводья, останавливая коня. Вскинув голову, князь всматривался в даль, но там не было никаких ориентиров, кроме белого марева надвигающейся вьюги. Метель преследовала нас с момента пересечения границы, разделяющей Тюрр и Аралион. Она то стихала, оставаясь далеко позади, то вновь нагоняла нас, застилая все вокруг непроглядной белизной. 

Я с тоской проследила полет редких пока еще снежинок. Еще одну вьюгу я не переживу – каждое завывание ее отзывалось в груди тупой болью, и я готова была отдать что угодно, лишь бы оказаться в тепле. Хотя бы на несколько минут прильнуть к раскаленному очагу или походному костру, чтобы согреть пальцы, которые я уже не чувствовала. 

- Горы коварны, мой князь, и обладают собственной волей, - отрывисто выдохнул Снорре, останавливаясь рядом с Лорканом, и на миг лицо капитана окуталось дымкой от теплого дыхания. Он единственный, кто не ощущал жестокого мороза, но чем ближе мы подходили к его родине, тем мрачнее он становился. Как будто не домой возвращался, а брел, спотыкаясь и падая, к местам далеких трагедий и едва сдерживался, что не развернуть коня и не вернуться в Геммин. И только преданность Лоркану Аралионскому не позволяла ему проявить малодушие. 

- О чем ты? – белый мех, которым был оторочен воротник теплого плаща, очень шел темным волосам Лоркана. Снежинки, опускавшиеся на туго заплетенную косу, не таяли, а создавали затейливый узор, в котором я раз за разом находила новый смысл. Хотелось спать, холод делал свое дело, но я знала, что нет ничего опаснее, чем задремать на морозе. Стоит холоду окутать твое тело, и ты уже никогда не выберешься из сладкого плена сновидений.

- Дух гор, ледяной великан Эрооло, сам знает, когда открыть проход. Возможно, он испытывает нас, а быть может, позволить пройти уже через четверть часа. Но у меня предчувствие, что идти осталось недолго.

От меня не укрылось, как пытливый взгляд Снорре скользил по земле под ногами, промерзлой и твердой. Неужели пытается найти следы горячей, дымящейся крови, которая могла остаться от трагедии, развернувшейся на перевале несколько недель назад? Оружие, заметенные тела, и отпечатки сапогов военного посла, который с улыбкой шагнул вниз со скалы. 

- Сколько еще? – ледяной ветер подхватил вопрос князя и, резвясь, подкинул в воздух. 

- Я доверяю тебе безусловно, но верить, что горы подчиняются воле ледяного великана…

- Вы же верите, что Дракон-Отец наблюдает за вами, где бы вы ни были, мой князь. Чем моя вера хуже? – ворчливо отозвался Снорре, оскорбленный тем, что Лоркан высказал сомнения. Капитан рос в этих горах, был вскормлен льдом и снегами, и предания про жесткого и своевольного Эрооло вошли к нему в плоть и кровь.



Лилия Лисовская

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться