Сваха для Дракона

Размер шрифта: - +

Глава 43.

Дорогие читатели! Не забывайте подписываться на профиль, чтобы получать уведомления о выходе новых глав, если Литнет опять начнет шалить и откажется показывать обновление.

У меня есть и группа Вконтакте: https://vk.com/liskazki

В ближайшее время там будет много всякого вкусного, включая маленькие спойлеры к будущим главам и интересные факты о персонажах. 
А так же оставлять комментарии - автор любит общаться с читателями :)
Приятного чтения!

 

От перчаток Агне пахло тонко выделанной кожей. Он успел поймать меня раньше, чем среагировали Лоркан или Снорре, - подхватил на руки, не давая сорваться в бездну. И я повисла в его руках, совершенно обессиленная. 

- Мой венценосный брат, нельзя быть таким равнодушным к женщинам, - насмешливый голос Агне доносился ко мне как через плотную перину, - особенно к такой красавице.

Лоркан что-то отвечал, но я не смогла разобрать ни слова. Агне, бережно подхватив меня удобнее, развернулся, предлагая следовать за ним в замок.

Каменные стражи следовали за гвардейцами по пятам, ни произнося ни слова. Мои мысли уплывали, растерянность и испуг накрыли меня с головой. Тело не слушалось, и я чувствовала себя послушной куклой в чужих руках.

Агне, лукаво улыбаясь, что-то напевал себе под нос, как будто колыбельную. Лоркан со Снорре шли по обе стороны от северного князя, и я ловила на себе их встревоженные взгляды.

Огромные ворота распахнулись без скрипа - в форте гостила стылая, очень плотная тишина, как будто горный замок был необитаем. Но, конечно же, это было не так. 

- Спальня госпожи Свахи располагается в южной башне, - Агне успешно проигнорировал протянутые руки Лоркана - князь пытался перехватить инициативу, - я прослежу за тем, чтобы она расположилась с особым уютом.

- Позвольте и мне присутствовать, - ледяным тоном отозвался Лоркан. Снежинки, потревоженные теплом, быстро таяли, обращаясь крупными дождевыми каплями, дрожащими на волосах. - Леди Ималия чрезвычайно важна…

Агне неразборчиво хмыкнул, глядя мне прямо в лицо:

- Я и не сомневался.

Что было дальше? Я не помню. Лишь обрывки чужих фраз, которые не имели никакого смысла. Завывание вьюги превратилось в тоскливую песнь, от которой щемило сердце. Кровь, застывшая колким льдом, с трудом согревалась, и тело объяло жаром. Лихорадка вступила в свои права, едва меня плавно опустили на кровать. Темнота в спальне разгонялась лишь двумя свечами, и их пламени не хватало даже на то, чтобы прогнать настырные тени, что прятались по углам. 

Прикосновение пальцев к моей щеке я восприняла за отрывок видения, порожденного жаром, но нет - чужая ладонь была очень холодной и реальной до нельзя. Я вздрогнула, пытаясь отстраниться, но тут же запуталась в простынях.

- Тише...

Теплое одеяло мягко опустилось сверху, придавливая меня к постели. Слабость и ноющая, сводящая с ума боль в конечностях не давали мне пошевелиться. Даже веки казались мне ужасающе тяжелыми, не позволяющими распахнуть глаза.

Между простынями лежали грелки, призванные согреть их для гостьи. Но узкие бойницы, наглухо задраенные деревянными ставнями, пропускали все сквозняки. Я тряслась в ознобе, прижимая к горящим щекам ладони. Горячечные бредни, выраставшие словно из-под земли, пугали меня: призрак отца бродил по комнате, бормоча себе под нос проклятия; из угла несся шепот, в котором я разбирала голос Рау, умоляющего выйти за него. А затем…

Библиотечные полки на ощупь были теплыми и шершавыми. Я огладила книжные корешки, не уверенная, в своем ли я уме. Видение было слишком реальным.

Мальчишка появился как и всегда - бесшумно. Соткался из пыльного воздуха, вытянулся во весь рост передо мной и безотрывно смотрел мне в глаза. За время разлуки он неуловимо изменился: лицо осунулось, а пшенично-рыжие волосы стали напоминать жидкую медь. Подбородок, не знавший щетины, зарос колким темным волосом. Мальчик повзрослел.

- Ты же знаешь, кто я, - голос его сломался, но интонации остались прежние - игривые, как у скучающего котенка, - не так ли?

Я не успела ответить. Мальчишка согнулся в три погибели, прижимая колени к груди. С громким хрустом, разрывая рубаху, вырвались на свободу кожистые крылья: багровые, переливающиеся рубиновыми гранями  в скудном свете библиотечных светильников. Черепаховые когти скребли паркет, оставляя глубокие полосы. 

- Трехглазая птица лжет и пророчит беду. Не оставляй его. 

Скрип двери развеял ведение. Створка распахнулась, позволяя бесплотной тени проскользнуть в спальню, а затем захлопнулась, оставляя нас наедине. 

Ночные визиты никогда не предвещают ничего хорошего - сколько раз я уже в этом убеждалась. Но сегодня все было иначе - я не могла дать отпора, если незваный гость захотел бы причинить мне вред. Тело не слушалось, и я могла лишь следить за тем, как тень оборачивается высокой, очень худой девушкой. По ее плечам разметались длинные, снежно-белые волосы, светящиеся в полумраке. Мужское платье, подогнанное по фигуре, не казалось чем-то нелепым, скорее, созданным специально для нее. 

- Не замужем? - незнакомка хмыкнула, приподнимая подол моего белоснежного платья, выбившегося из-под простыней. - Сваха, - и не замужем? Ваша компетенция начинает меня тревожить. Сапожник без сапог, ха!

В руке девицы что-то блеснуло. Она присела на край постели, сжимая в ладони длинных, изогнутый предмет. Страх омыл меня изнутри волной кипятка. 

Захрипев и преодолев сопротивление неповротливого тела, я наощупь хлестнула ладонью, выбивая из ее рук склянку. Тревожный звук разбившегося стекла прорезал комнату, и на полу, медленно и лениво, разлилась лужица вязкой и густой сыворотки. 

Незнакомка хмыкнула, ничуть не расстроенная. В скудном свете оплывающей свечи она наклонилась, пальцем зачерпывая каплю снадобья. 



Лилия Лисовская

Отредактировано: 13.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться