Свеча мертвеца

Размер шрифта: - +

Глава 2. Второй вариант

 

…любопытство сгубило кошку, но, удовлетворив его, она воскресла!

 

Джок вынырнул из-за монитора и задумчиво поскреб подбородок, выставив челюсть вперед. Растрепанная бородка воинственно встопорщилась, придавая ему донельзя комичный вид.

 - Все с твоим лидаром в порядке, - постановил он, с сомнением поглядывая на сплетение проводов за монитором и полуразобранный системный блок.

 - А почему он тогда «ласточку» не засек? – поинтересовалась я.

Системный инженер развел руками.

 - Электронная диагностика ошибок не выявила, я тоже ничего криминального не нашел, - сказал он и тут же добавил: - И нет, система электронной диагностики тоже в норме! Может, «ласточка» была в режиме «стэлс»?

 - Тогда изобретателю этого режима пора срочно патентовать свое детище, - заметила я. – Она же рухнула у нас под носом!

Джок обернулся. Сквозь панорамное остекление вышки вид на обломки звездолета открывался незабываемый.

Вытащить его из болота не смогли: в космопорте, конечно, был эвакуатор, но только наземный, и, чтобы забрать «ласточку» ему пришлось бы преодолеть несколько километров по болоту, где дороги отсутствовали в принципе. Теперь кораблик уходил в топь по десять сантиметров за час, и на его спешно потушенном хвосте гроздьями висели спасатели. Они пытались пробиться внутрь в надежде, что выжил хоть кто-то, хотя и сходились во мнении, что для этого нужно было родиться в шелковой рубашке, расшитой золотой нитью и самоцветами.

Журналисты ухитрились опередить спасателей на четверть часа и теперь стервятниками кружили вокруг места катастрофы, то и дело втихую проныривая за ограждение. Двоих уже пришлось вытаскивать из бочагов, но исследовательский пыл это ничуть не охладило. Их более осторожные коллеги пытались пробиться в КДП, но господин Брингейль стоял намертво. Я была ему чертовски благодарна.

Мне и без того предстояло общаться с комиссией по расследованию происшествия. Ну, когда она до нас все-таки доберется.

Я очень надеялась, что это случится уже после того, как кто-нибудь из диспетчеров вернется из Раинеи и наконец-то меня подменит.

 - Я могу внести лидар в список закупок, - предложил Джок.

 - Ага, и я полгода буду его ждать?! – возмутилась я. – Ты как себе представляешь работу диспетчера без единого исправного…

Мой прочувствованный монолог на тему тяжелой доли «воздушных дирижеров» прервал злорадный писк лидара. К космопорту, руша все мои наивные надежды, приближался планетолет.

 - Все равно вноси, - постановила я, нацепляя наушники. – Если что – поставим на место дублирующего, тот точно сдох.

Джок кивнул и быстро смылся, пока я не вспомнила что-нибудь еще. Но я и так была поглощена работой.

Мы ожидали, что комиссия по расследованию происшествия прилетит на ржавом казенном корыте, - а к «Северу» уверенно приближался юркий «таракан», и его позывные и номер борта совпадали с заявленными в полетном листе. Мне пришлось спешно корректировать автоматически рассчитанную траекторию, но выделить и согласовать положенный коридор я все-таки успела.

«Таракан» - маленькое скоростное судно, столь неблагозвучно прозванное из-за овальной формы корпуса и двух лазерных пушек, в полетном режиме прячущихся под обшивкой и при необходимости выдвигающиеся над рубкой на манер усов, - шустро выскочил из зоны низкой облачности и, выписав положенную спираль, приземлился на полосу для планетарного транспорта. Полоса торможения, по большому счету, ему не требовалась – он бы и в обычную ячейку сел без особых проблем, - но порядок есть порядок.

 - Первый рукав, - сообщила я в микрофон.

 - Вас понял, первый рукав, - коротко отозвался пилот и порулил в указанном направлении.

Я на всякий случай проследила его траекторию и только потом позволила себе задуматься: а какого, собственно, черта вместо стандартного пассажирского судна сюда прилетел «таракан», да еще не разоруженный, как утверждает навигационная программа? Что ж это за «ласточка» тут рухнула? Ничего умного в голову не приходило, и я, пожав плечами, отправила в центр сообщение о благополучном прибытии борта.

Нужно было морально подготовиться к неприятному разговору, но сейчас, когда в любой момент в КДП могли войти следователи или проверяющие, отворачиваться от мониторов явно не стоило. Я решила ограничиться дыхательной гимнастикой, но быстро бросила это занятие: «ласточка» все еще фонила остаточной магией, и глубокие вздохи неизменно заканчивались чихом.

 - …а тут у нас командно-диспетчерский пункт, - донесся из коридора нервный голос господина Брингейля. Я подобралась и поправила наушники, но все равно отлично расслышала приближающиеся шаги. – Кейли, у следователя к тебе несколько вопросов. Переговори, я пока послежу.

Я согласно кивнула. Допуска у господина Брингейля не было – он все-таки начальник смены, а не космодиспетчер, - но проверяющим знать это совершенно не обязательно. На время расследования космопорт все равно закрыт.



Елена Ахметова

Отредактировано: 07.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться