Свеча мертвеца

Font size: - +

Глава 8. Восьмое чудо света

…а пара слов о невнимательности на пьяную голову, как обычно, не была замечена.

 

 - М-да, неловко получилось, - задумчиво констатировала я и поджала колени к груди.

 - А? – Третий, напротив, бесстрашно спустил ноги на пол: он, в отличие от меня, разуться так и не соизволил. Под сапогами глухо хрустнуло стекло. – Да ничего страшного, включат в счет.

 - Я не о разбитом бокале, - усмехнулась я, не поднимая взгляд. В голове у меня звенело, а еще было тепло, хорошо и до одури лениво.

Среди осколков стекла и осыпавшихся на пол столовых приборов мои потасканные ботинки на толстой рифленой подошве смотрелись очень гармонично. Его педантично начищенные сапоги, стоившие, по всей видимости, как минимум втрое дороже белоснежного ковра, на котором стояли, - нет.

 - А о чем? – заметно обеспокоился «начальник», развернувшись ко мне всем корпусом. Тонкая серебряная цепочка на его шее перекосилась, и висевшее на ней простенькое кольцо уехало за спину.

 - Я до сих пор не знаю, как тебя зовут, - флегматично напомнила я.

Третий с облегчением рассмеялся и притянул меня к себе, так и не застегнув свои официозно-похоронные брюки, хотя вроде бы собирался. Стало еще теплее и ленивее, но тут «начальник» вдруг выпрямился, замер и уставился перед собой невидящим взглядом, а я, мигом ощутив нарастающий зуд в прижатой к нему груди, поспешила отстраниться.

На самом деле активация вживленных сенсоров магии почти не требовала, и именно поэтому я решилась на имплантацию аналогичных устройств как очередную ступень гипосенсибилизации. Не то чтобы не помогло, но на чужие разговоры по сенсорам я до сих пор реагировала обостренно.

Полюбовавшись с безопасного расстояния на застывшую физиономию Третьего, я поняла, что ответа могу ждать до посинения, и забрала со стола свои джинсы, по ходу дела своротив еще два ножа и только чудом не наделав свежих прорех в одежде. Спускаться на пол без обуви явно не стоило, так что пришлось выполнить акробатический этюд с задействованием диванчика, стола и коленей Третьего, который даже не шелохнулся.

Дальнейшая задача оказалась повышенного уровня сложности. На столе лифчика не оказалось, на полу – тоже, а второй диванчик мы вообще опрокинули, но из-под него вроде бы ничего кружевного не выглядывало. Я огляделась, с подозрением покосившись на дверь и внимательно изучив бра и смятую кучку из футболки с курткой в углу, и в конце концов все-таки обнаружила свой бюстгальтер фривольно торчащим из кармана брюк Третьего. Поскольку сам он был все еще поглощен разговором, я сочла вполне допустимым выудить белье самостоятельно.

 - Не вздумай! – рявкнул вслух Третий.

Я застыла, как нашкодивший щенок, вжав голову в плечи, и с недоумением уставилась на «начальника». Но он смотрел вовсе не на меня.

 - Почему? – с любопытством спросил подозрительно знакомый голос из-за закрытых дверей.

 - Потому что не вздумай, - проворчал Третий на два тона ниже. – Подожди пять минут.

Я улучила момент и вытащила-таки из его кармана свой лифчик, а вместе с ним – зацепившуюся за кружево широкую бронзовую бляху. Точь-в-точь как у Рино.

Третий повернулся ко мне, смущенно улыбнулся и загреб бляху обратно в карман.

 - Ты тоже из Ордена Королевы? – не удержалась я. – А почему тогда я должна была тебя узнать? – и тут же сама сообразила: у Рино-то телохранителя не было! Зато имелась весьма характерная пластика и выправка, свидетельствующая об определенной подготовке и возможности самостоятельно навалять потенциальным обидчикам по первое число. Третий держался совершенно иначе.

Изложить все это я не успела: «начальник» изменился в лице, резко посерьезнев. Хмурость ему не шла. Заставляла выглядеть более собранно, строго – и почему-то даже не старше, а старее. Улыбающимся он нравился мне больше. Пожалуй, заметно больше, чем вообще должен нравиться мужчина на одну ночь.

 - Будет лучше, если ты меня так и не узнаешь, - задумчиво сказал он.

Я раздосадовано пожала плечами, чувствуя себя женщиной в квадрате. Вроде бы сама для себя решила, что больше, чем просто мимолетное увлечение, из него не выйдет, - а слышать от него подтверждение своих выводов почему-то до слез обидно.

С другой стороны, не далее чем час назад я твердо вознамерилась держаться подальше от ирейцев вообще и от темного дельца с любовником принцессы – в частности. Первый пункт можно считать бездарно (хоть и не без уважительной причины) проваленным, но вот с последним шансы у меня еще есть, особенно если я слиняю прямо сейчас.

Из-за двери донесся обмен репликами на ирейском: нежданный посетитель о чем-то разговаривал с телохранителем и, кажется, ругался. Но на наше уединение не покушался, пока Третий, убедившись, что я натянула на себя футболку и зашнуровала ботинки, не открыл ему сам. Обнаружившийся за дверями Рино (не зря голос знакомым показался!) прямо из-за порога моментально выдал пространную шипящую тираду на родном языке. Судя по тому, что «начальник» устало поморщился, а на физиономии телохранителя ясно обозначилось согласие и одобрение, ничего хорошего сказано не было.



Елена Ахметова

Edited: 07.07.2017

Add to Library


Complain