Свеча мертвеца

Размер шрифта: - +

Глава 9. Девятый вал

…и встретить я была готова

Моей судьбы девятый вал.

(А.Ахматова)

 

Мама всегда говорила, что пацанка – это диагноз.

Иллюзий по поводу размера своей груди я не питала, но и комплексами обзаводиться не спешила. Чего, спрашивается, заморачиваться на пустом месте?

Хотя, сказать по совести, вряд ли кто-то, кроме меня, мог впопыхах напялить футболку на голое тело и уехать, не испытывая ни малейшего дискомфорта. С лифчиком можно было попрощаться. Если я забыла бюстгальтер на диванчике, при уборке его наверняка выкинули, а если Его Высочество так и загреб его вместе с бляхой обратно в карман…

Где-то тут я с излишней живостью представила себе, как третий наследник ирейского престола приходит к какому-нибудь важному свидетелю по делу о неверной жене и с непроницаемой физиономией предъявляет тому бронзовую бляху с прицепившимся к гербу кружевным лифчиком, и конструктивные размышления предсказуемо оборвались. Теперь меня гораздо больше занимал другой вопрос: что больше шокирует воображаемого важного свидетеля – сам бюстгальтер или вышитая на левой чашечке белая собака с любопытным черным носом?.. Зато домой я попала в прекрасном настроении, невзирая на все утренние перипетии, и первым делом осчастливила Лику и расстроила Джока одной и той же новостью: ночной арест был обычным недоразумением и ничьим планам не грозит.

А мои сомнения по поводу лифчиковой судьбы прожили ровно до выхода свежей газеты плюс те десять минут, которые потребовались Лике на ознакомление с ее содержанием и поиски телефона.

Поскольку за интригующей историей личной жизни иринейской принцессы и ирейского принца напряженно следили две планеты разом, статья о Его Высочестве, посетившем Раинею, красовалась на первой же странице. Как и фотография августейшей персоны, из кармана которой провокационно выглядывала черная лямочка с контрастным кружевом. В самой статье вразумительной информации, по счастью, почти не было: Его Высочество на логичный вопрос о хозяйке памятной вещицы только безмятежно улыбнулся и сообщил, что с леди Джиллиан они разводятся по обоюдному согласию и скандала не выйдет, как бы доблестные труженики пера ни старались. Журналист добросовестно разлил воды на всю первую полосу, но не зашел дальше тактично завуалированной догадки, что принц в «Феевом кружеве» не столько обедал, сколько утешался после разрыва с женой.

Лика немедленно предположила, что все это – запланированная пиар-акция ресторана, который теперь, несомненно, будет грести прибыль лопатой и быстро окупит средства, потребовавшиеся для найма Его Высочества в рекламных целях. Не мог же он и в самом деле учинить такое безобразие, не оформив развод?

Я кусала губы и стоически молчала. Воспринимать Третьего таким правильным, чинным и верным, как его преподносила пресса, у меня уже не получалось.

Ответственный и воспитанный – да. Но не святой. Скорее – одинокий, непонятый и чертовски по этому поводу задолбавшийся.

Кроме того, что-то не верилось, что он так уж сильно переживал по поводу разрыва с нелюбимой женой. Гораздо интереснее звучал вопрос о том, что из их развода выйдет и кому это выгодно. Вряд ли Ирейя и Иринея решат вместе с браком разорвать еще и достигнутые договоренности. А значит, целью был либо холостой принц, либо незамужняя принцесса. В марьяжных планах обоих государств я ничего не смыслила и строить гипотезы не могла, но Его Высочество наверняка пришел к тем же выводам, и уж у него-то вся необходимая информация имелась.

А учитывая, сколько в Альянсе насчитывается девиц, жаждущих заполучить его в мужья… как долго просуществовал бы третий брак славного Эльданны Ирейи?

Я бы на его месте тоже напилась.

Но объяснять Лике, почему я так считаю, определенно не стоило. Обе целее будем.

 

Утро среды в научном городке началось традиционно по-иринейски – с мелкого моросящего дождя, способного превратить весь день в блуждание в серых сумерках. Капельки тихо и ритмично стучали о карниз. Прохожие за окном превратились в ходячие непромокаемые палатки, оставляющие за собой глубокие размашистые следы, быстро заполняющиеся водой. Асфальтировать или мостить брусчаткой улицы городка, который затапливает каждую весну, не имело смысла, и цивильную дорогу еще на стадии проектирования было решено заменить насыпью и широкими бетонными плитами, способными вынести вес грузового автофлакса.

После взрыва в лаборатории и кардинального изменения рельефа плиты слегка перекосились и ушли в землю на несколько сантиметров, превратив прогулки по городу в заведомо проигрышную лотерею. Вкладывать средства в ремонт никто не спешил, и теперь приезжих можно было легко узнать не только по отсутствию дождевиков, но и по ровному слою грязи, в которую каждый хоть по разу да падал.

Я машинально насчитала троих и, вздохнув, смирилась с необходимостью все-таки выйти из дома. Я все равно собиралась пройтись по магазинам, когда буду в отпуске, да и потери в бельевом ящике надлежало восполнить.

Составить мне компанию оказалось некому. С мамой и госпожой Райан у нас слишком сильно разнились вкусы, Лика снова умчалась на свидание, Джока на подобные мероприятия я не звала с тех пор, как мы расстались, а остальных знакомых, пожалуй, не следовало дергать во избежание недоразумений, потому как женщин в моем круге общения насчитывалось трое, и все они уже отпали. Пришлось отправляться на шоппинг в гордом одиночестве.



Елена Ахметова

Отредактировано: 07.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться