Свеча мертвеца

Font size: - +

Глава 15. Пятнадцатая соната

 

…и пара слов о пользе презумпции невиновности

 

К счастью, мне не пришлось выдумывать повод, чтобы вломиться на рюмку теплой беседы к Ее Высочеству. Леди Джиллиан ди Морвейн оказалась действительно умной женщиной и, чтобы не ставить в неловкое положение себя и мужа, отправила к нам фрейлину с приглашением на сегодняшний музыкальный вечер, едва узнав о моем прибытии.

Фрейлина вела себя подчеркнуто вежливо и сухо, никому не выказывая ни особого почтения, ни неприязни, хотя Мира обрадовалась ей, как подруге детства, и сразу попыталась разузнать, кто же будет выступать на вечере.

 - Леди Джиллиан хочет устроить сюрприз, - ровно ответила ей фрейлина и, чинно попрощавшись, выплыла из моей гостиной.

 - Значит, будет играть сама, - с какой-то нежной грустью вздохнул асессор, которому приглашения почему-то не досталось.

 - Плохо, - констатировал третий принц и аккуратно положил свое приглашение на столик. – Если она будет играть, разговорить ее не удастся. Уверен, именно на это моя леди и рассчитывает.

 - Вы же не надеялись расколоть ее за один вечер, Ваше Высочество? – мягко улыбнулась Мира.

 - Надеялся, - признался Третий. – Но не рассчитывал.

 

Асессор к отсутствию приглашения отнесся философски, да и, кажется, вовсе не ждал, что его позовут – сразу строго велел принцу никого там не обижать, поцеловал в лоб жену, дернул за нос меня, скомандовав не кукситься, и бодро учесал по своим делам. В гостиную Ее Высочества мы так и отправились – втроем, без Рино. Третий деликатно поддерживал Миру под руку, а я плелась на шаг позади и прикидывала, как бы мне исхитриться выбраться в город.

На фоне придворной моды со всеми ее жесткими корсажами и юбками в пол мое коктейльное платье до середины бедра выглядело так, будто я вышла в нижней рубашке. А еще – хоть мне никто и слова не сказал – я вполне отчетливо понимала, что я успела нарушить добрую дюжину правил этикета, хотя до гостиной, собственно, пока не дошла.

Словом, мне определенно требовалась основательная прогулка по торговым рядам. И толковая ведьма: вдумчиво изучать солидные библиотечные тома по хорошему тону у меня не было времени, а прибегнуть к магическим информационным кристаллам, позволяющим мгновенно запомнить записанные на них данные, я по понятным причинам не могла. Оставался только старый добрый ведовской порошок. Знания, конечно, большей частью выветрятся со следующими месячными, но и оставшейся до них недели мне вполне хватит, чтобы запомнить основной минимум естественным путем.

Только вот выходить из посольства в одиночестве мне противопоказано. Нужно как-то подбить на это непотребство Миру…

Впрочем, вот уболтать по дороге супругу Рино я не успела. Мы пришли.

Покои леди Джиллиан от моих, что характерно, отличались разительно. Если в мою гостиную помещались аккурат четыре кресла, столик и комод, то у Ее Высочества, помимо двух отодвинутых к стенам диванов, стояли три ряда массивных стульев и здоровенный рояль – и еще оставалось достаточно места для слоняющихся туда-сюда приглашенных. От обилия людей у меня запестрело в глазах. Но сидящую за роялем ослепительно белокожую девушку я все же разглядела сразу – да и Третий уверенно взял курс на нее.

 - Моя леди, - неестественно ровным голосом произнес Его Высочество и поднес к губам ее запястье. – Вы так давно не радовали нас своей игрой, что мне не верится в это чудо.

Прозвучало очень двусмысленно – будто игра имелась в виду вовсе не на рояле. Впрочем, наверняка так и было задумано, и леди Джиллиан ход оценила.

 - У меня как раз подходящее настроение, - она улыбалась так светло и беззаботно, что я сразу поняла, у кого Третий брал пару-тройку уроков максимально вежливого обольщения, на которое так легко попалась я. – Надеюсь, я не растеряла навыки и не разочарую Вас.

 - Не сомневаюсь в этом, - сознался Его Высочество. – Позвольте представить…

 - Госпожа Кэнвилл, - не дослушала его ди Морвейн. Доставшаяся мне улыбка была еще более трогательной и искренней, чем первая. – Все посольство только и говорит о Вашей любви… к животным.

Я прикинула, о чем реально могло говорить все посольство и кем в связи с этим Ее Высочество считала мужа, но каким-то чудом удержала лицо, хотя за его цвет ручаться уже не стала бы.

 - О, я крайне неравнодушна к самоедским собакам, - с непрошибаемой наивностью подтвердила я. – Очень жизнерадостные, искренние и прямолинейные создания.

Его Высочество молчал, явно не собираясь вмешиваться, но Мира, едва почуяв, что, несмотря на всю вежливость, запахло жареным, мгновенно вклинилась:

 - Их, кажется, разводят на севере, в Канаиле?

 - Не только, но там – один из крупнейших питомников, - охотно подтвердила я. – Самоеды очень хорошо приспособлены к холодному климату.

Разговор тут же свернул на мою излюбленную тему, и неожиданно оказалось, что, когда леди Джиллиан не топорщит колючки, с ней действительно легко и приятно общаться – а в компании Миры долго топорщить колючки не получалось ни у кого. Со вкусом обсудив ездовые качества самоедов и заспорив на тему рентабельности собачьих грузоперевозок, мы как-то поздновато спохватились, что приглашенных набилась полная гостиная и половина уже косо поглядывает на меня. Им полагалось подойти и засвидетельствовать почтение хозяйке вечера – а она тут с горящими глазами доказывает, что таскать грузы маленькими партиями невыгодно, а действительно большими не получится, если только не заменить породу, и на гостей даже не глядит, а вклиниваться в разговор вроде как и невежливо…



Елена Ахметова

Edited: 07.07.2017

Add to Library


Complain