Свекор на родах

Размер шрифта: - +

Свекор на родах

21:40

Вот уж не ожидала, что у меня на родах будет присутствовать свекор.

Примостившись на край кровати, я раскачиваюсь в надежде убаюкать боль, а отец мужа сидит рядом на стульчике и просит шепотом:

— Даша, ты уж меня не выдавай: пришлось соврать, что я — отец ребенка, иначе в палату бы не пустили. Хорошо, что у нас с сыном имена одинаковые.

— Андрей Андреевич, прекратите меня смущать. Идите домой, — говорю я и прикрываю глаза: мне так плохо, что, кажется, сейчас потеряю сознание. Внутри — ощущение, будто через мгновение тазовые кости разворотит гигантским давлением. Я закусываю губу, чтобы не стонать.

Свекор берет меня за руку:

— Бедная моя девочка, я ведь знаю, что тебе страшно. Ты не думай: в родзал я не собираюсь, только на схватках посижу. Может, за разговорами тебе будет полегче?

***

Со своим будущим мужем — Андреем — я училась в одном классе; в начальной школе мы даже сидели за одной партой. Вот тогда я в него и влюбилась. Тогда же предприняла первые попытки обольщения: давала списывать, угощала конфетами, а на трудах доделывала за любимым мальчиком аппликации.

С пятого класса я ходила на школьные вечера только в надежде на то, что Андрей пригласит меня на танец. Напрасно прождала семь лет, ага. На выпускном балу сама позвала парня танцевать. Близость его тела, его руки на моей талии, теплое дыхание у самого виска смешались в пряный коктейль, подняли внутри горячую волну. Мне так хотелось, чтобы любимый сказал что-нибудь милое, дружески нежное, обронил хотя бы одну согретую теплом фразу, которую можно, как сувенир, хранить в музее памяти. Но парень молчал — думал о чем-то своем.

— Чего такой загруженный? — спросила я, еле шевеля онемевшим от волнения языком.

— Курить хочу, — улыбнулся Андрей.

Песня кончилась и, набравшись наглости, я поцеловала парня в щеку. До сих пор помню прохладу его кожи под моими губами.

Весь следующий день я проплакала: было страшно больше никогда не увидеть Андрея. Он собирался поступать в столичный университет, а я оставалась в родной провинции.

Только осенью я немного отвлеклась от своей печальной влюбленности: начались занятия в институте, куда мне без труда удалось пройти на непопулярную специальность библиотекаря. По выходным я подрабатывала кассиром в маленьком книжном магазине. Покупатели захаживали редко, и целыми днями я предавалась чтению. Меня с детства влекли роскошные книги: в твердом переплете, со стильной обложкой, книги, бумаги которых приятно касаться пальцами, чей запах — пусковой курок воображения. Надо ли говорить, что на работу я летела, как на праздник?

На первой же встрече с одноклассниками выяснилось, что Андрей провалился на вступительных экзаменах столичного университета. Чтобы сына не забрали в армию, мать затолкала его к себе — в местную коммерческую академию, где трудилась заведующей кафедрой.

Андрей — в одном со мной городе! От этой новости перехватывало дыхание. Теперь на улицах я постоянно вертела головой по сторонам — высматривала: не мелькнет ли в толпе обожаемое лицо. Когда умерла бабушка (мой единственный родной человечек), надежда на случайную встречу с возлюбленным стала той единственной вещью, которая давала мне сил жить дальше, сквозь боль, одиночество и безденежье.

Ежегодные встречи с одноклассниками затмили для меня новогодние праздники. А в одну из них случилось чудо. Сначала все шло как обычно: пиво, сплетни, воспоминания. А потом Андрей ни с того ни с сего подсел ко мне. Его красивые пальцы, ловко колупающие фисташки, гордый профиль, самолюбивый смех заставили меня забыть о времени.

Любимый всегда был душой компании. Мы подкалывали парня за вечное стремление покрасоваться в центре внимания, и тем не менее каждый раз слушали его веселые рассказы о собственных приключениях раскрыв рты. Жизнь Андрея напоминала калейдоскоп: морские круизы, поездки автостопом по Европе, сноуборд на горнолыжных турбазах и сплавы по бурным рекам.

Около двенадцати я спохватилась: поздно, а завтра на работу. Андрей вдруг поднялся вслед за мной:

— Даш, темно — я провожу.

— Только быстро, — загалдели одноклассники. — И сразу назад!

Парень вел меня за руку по притихшей улице, а я дрожала, как воробышек: ни то из-за апрельской свежести, ни то из-за волнения. Андрей вдруг остановился:

— Замерзла? Ну-ка, иди сюда.

Обжигая непривычной близостью, он сгреб меня в объятия, огорошил поцелуями, от неожиданной настойчивости которых я полностью перестала соображать.

Из памяти выпало, как мы попали в мою квартиру, как стаскивали друг с друга одежду. Несколько раз телефон Андрея вибрировал на ковре, моргал дисплеем.

— Ответь, — шептала я, немного смущаясь. — Наши одноклассники волнуются, куда ты пропал.

— Да ну их! — отмахивался любимый и опрокидывал меня обратно на постель.

Ушел он только под утро. Обещал позвонить и все такое.

Я прождала его звонка два дня, а потом сама набрала его номер. Слегка запиналась:



Елена Трифоненко

Отредактировано: 02.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: