Свергнутые боги

Font size: - +

Глава тринадцатая: Путь на север

Глава тринадцатая

Путь на север

Джип уже много часов бежал правым боком к восходящему солнцу. Оно постепенно меняло цвет, не спеша перебирая оттенки от красного к желтому. За рулем сидел Рябой, рядом с ним на переднем пассажирском сиденье дремал Нурлан, сзади, прислонившись головой к стеклу, смотрел в окно Сусел.

Машина проехала мимо таблички «Стерлитамак», название которого ни о чём не сказало Стольнику. Стрелки показывали в сторону, похоже, они объезжали город.

Нурлан открыл глаза и посмотрел на указатели. Потом протер глаза, зевнул и достал карту из бардачка.

- Стерлитамак проезжаем. Довольно большой город, здесь можно поесть, одежду купить, и особо не засветиться.

- Только я по объездной трассе ушел, заезжать не стал в город, - пояснил Рябой.

- Тогда придется заехать.

- Левой рукой правое ухо, - ругнулся Рябой.

- Что случилось? – поинтересовался с заднего сидения Сусел

- Да уже весь Стерлитамак объехали, вот уже указатель на Уфу, придется возвращаться.

- Ну, а мы особо не спешим, - примирительно хмыкнул Нурлан.

На развилке трассы с указателями налево «Уфа» и направо «Стерлитамак» машина завернула в правую сторону.

Вдоль дороги все чаще стали появляться домики с надписями, намекающими на то, что они заведения общепита.

- Здесь тормози, – указал на одно из заведений Сусел.

У одного из домиков большого, обложенного красным кирпичом, с аккуратной не выгоревшей надписью «Сударушка» над входом и стоящими возле него двумя легковыми машинами первая с четырьмя соединенными кольцами на эмблеме и вторая с надписью LADA. Рядом с ней джип и остановился. Путешественники вышли из джипа, каждый, кроме Стольника, взял в руки по большой спортивной сумке.

- Машины стоят, несмотря на утро, значит, кабак рассчитан на более требовательных клиентов и котируется, – объяснил свой выбор Сусел.

Зайдя внутрь, они увидели, что занято два столика: за одним сидела семья – муж с женой и двое детей лет по 8-10; за вторым – грузный мужчина лет пятидесяти и лысоватый паренек, который при ближайшем рассмотрении, правда, оказался худощавым мужчиной лет тридцати пяти.

- Ты привел, ты и выбирай, – указал Суселу в сторону буфета Нурлан.

- Не вопрос, нашальникама, – заулыбался всеми своими гнилыми зубами тот, удаляясь.

Компания уселась за столик, соседний со столиком двух мужиков, посчитав, что от детей будет слишком много шума, и их не заглушит негромко работающее радио с легкими башкирскими национальными мотивами. Рябой бросил ключи на середину стола, по-видимому, показывая этим, что передает эстафету следующему водителю. Три большие спортивные сумки положили под стол.

Соседи настороженно осмотрели друг друга. Перед двумя мужчинами не было никакой посуды. По тому, как они теребили выцветший листок, выполняющий роль меню, было понятно, они тоже только зашли.

Нурлан зевал, Рябой, по-видимому, тоже потребности в общении не испытывал, а Стольник не испытывал желаний вообще, поэтому все сидели молча, и им невольно пришлось слушать соседей по столику.

- Мироныч, зачем ты меня сюда затащил, не пойму? Ведь мы почти приехали! – спросил у толстого его худощавый напарник.

- Ты, Серега, сам подумай, какая там суета. Они супермаркет завтра с утра открывают, а у них сигнализация не настроена и кассовая программа вылетела. Мы как приедем, весь день сегодня будем операционку переустанавливать, чтоб к вечеру кассовую программу запустить. Ты думаешь, нас поесть куда-нибудь выпустят? В лучшем случае сухомятку какую-нибудь организуют, – пояснил толстяк.

- Завтра чем будем заниматься?

- Завтра, в день открытия будем тревожную сигнализацию восстанавливать и в лучшем случае к вечеру запустим, тоже не попируешь.

- Ты думаешь, они магазин откроют без сигнализации и без тревожной кнопки? – с сомнением поинтересовался худощавый.

- Поверь моему жизненному опыту, запустят в любом случае. Тут мне сказали, что весь район на ушах стоит, ждут открытие нового крупного продуктового супермаркета с нетерпением, а хозяин жадный до денег, он в любом случае откроет магазин, даже если мы один кассовый аппарат запустим, а не все, – хмыкнул толстый. - Не зря же нас из Уфы дернули за сто тридцать километров, торопится очень, даже стерлитамакским программистам не доверился.

- Не поэтому нас вызвали, а потому что установка входит в цену операционки, а ты сам сказал - хозяин жадный до денег.

Стольник увидел, что Нурлан напрягся, и весь обратился в слух. Глядя на него, Харитон понял ранее услышанное выражение: «ушки на макушке».

Подошел Сусел, и, с шумом опустившись на стул, жизнерадостно обратился к ожидающим завтрака спутникам:

- Короче, пацаны, как и подозревал, бешбармака у них не оказалось, так я, хоть и утро, я и супца заказал. Жидкой баланды похлебать по-любому надо, два дня нормально не жрали, ну и на второе гуляш взял, говорят бодрый и цена смешная: по сто сорок рублей на рыло вышло.



Олег Аникиенко

Edited: 09.12.2018

Add to Library


Complain