Свергнутые боги

Font size: - +

Глава девятнадцатая: Ограбление

Глава девятнадцатая

Ограбление

Народа возле супермаркета собралось очень много. Похоже, большая часть населения района пришла поглазеть на новую достопримечательность, привлеченная рекламой скидок.

Двое мужчин в одинаковых футболках и бейсболках сидели в серой легковушке, изготовленной на российском заводе лет так пятнадцать назад. Для подъезда к супермаркету взяли машину похуже, от нее много не требовалось, только довезти до входа.

У обоих на лице виднелась трехдневная щетина – у одного рыжая, у второго черный пушок. Человек с рыжей щетиной беззаботно оглядывал прохожих и улыбался, но не кому-то конкретно, а сам своим мыслям, а точнее – их отсутствию. Второй курил, украдкой пряча бычки в спичечный коробок и нервно поглядывая на рацию «йоки-токи», зажатую в левой руке.

- Нурлан, - обратился Харитон к напарнику.

- Говорил же тебе не обращаться по имени, - зашипел Нурлан. Не представляло труда заметить, что его нервы оголены до предела. – Или Вася обращайся, или просто на «ты».

- Так зачем тебе рация? У тебя же есть мобильный телефон. По нему слышно лучше и помех нет.

- И менты их вычисляют в шесть секунд, и все звонки потом за весь период отслеживают. Эта детские рации, купленные в игрушечном магазине за цену одной бутылки не особо дорогой водки. Вычислить их невозможно. Отследить тоже. А мобильные телефоны мы не просто выключили, мы даже симки из них вытащили, ведь даже случайный звонок может засветить нас в этом квадрате и потом слишком много хвостов придется рубить. Мы дорожим свободой, поэтому не можем позволить себе случайностей. Понял?

- Угу, - неуверенно протянул Стольник. Он не знал, что такое «симки», где люди берут хвосты и зачем их рубят. – Что для вас свобода?

- У нас «волчья свобода» ты не поймешь.

- Свобода преступников?

- Свобода – это когда у твоей машины полный бак бензина. Когда есть запасная обойма и баланс на мобильном.

- И деньги?

- Деньги – это воздух. Они как дыхание необходимы для жизни, но ведь мы живем не только для того чтоб дышать. Волка ноги кормят. Пока есть возможность двигаться, все будет.

Стольник глубоко вздохнул и задумался.

- Ты точно все запомнил? – спросил Нурлан, испытующе глядя на нового подельника.

Харитон утвердительно кивнул.

Тем временем двое в таких же футболках ждали с другой стороны супермаркета: один ближе к служебному входу, второй – возле машины. Носатый нервно покусывал губу, прохаживаясь вблизи старенькой машинки с шашечкой такси, а крепыш, стоя в стороне, с тупым видом рассматривал рацию.

- Рацию спрячь! – прошипел носатый своей худобой и напряженностью напоминающий гремучую змею. Крепыш стиснул зубы так, что вздулись вены на висках, но промолчал и рацию убрал за пояс.

Две пожилые женщины, прошедшие мимо машины, с удивлением посмотрели на ее багажник, из которого издавались непонятные звуки.

- Барана везём, – заулыбался тощий редкими зубами, - у брата свадьба в поселке.

- Мучают бедное животное, ему же душно, – запричитали тетки и пошли дальше. Когда они скрылись за поворотом, и улочка опустела, Сусел открыл багажник, в котором с выпученными глазами ворочался и мычал маленький пузатый человечек.

- Я же тебя, барана, предупреждал, чтоб молча лежал, – злобно сквозь сжатые зубы процедил он, достал из-за пояса пистолет, старательно прикрутил к стволу глушитель и выстрелил три раза. – А это чтоб ты, бедное животное, не мучился.

Аккуратно закрыв багажник, Сусел осмотрелся. Улочка оставалась пустынной, его действий из окон тоже никто увидеть не мог.

Рябой поднял на него тяжелый взгляд и неодобрительно покачал головой. Сусел виновато пожал плечами:

- Да, я забыл про снотворное, но и ты не напомнил.

- Он должен был стать заложником на случай неудачного отхода.

- Не поминай неудачу на деле, - побагровел от злости Сусел, но, по-видимому, понимая, что нужно успокоиться три раза глубоко вдохнул и выдохнул и добавил. - Да, психанул немножко. Как будто ты не волнуешься.

- Ты совсем психом стал, первому водителю башку проломил, второго пристрелил.

- Потому что я устал. На взводе уже несколько месяцев, кто выдержит?

- Мы же выдерживаем. На. Займи руки лучше этим, - сунул ему рацию Рябой.

Из дверей служебного выхода появился молодой парнишка с круглыми глазами и всклокоченными волосами, покрытыми кепкой. Одет он был в темно-синюю робу, на плече висела кожаная сумка с закрепленным на ней фонариком.

Подельники понимающе переглянулись.

Электрик открыл щит одним из ключей на связке, прикрепленной к сумке.

Рябой подойдя сзади, ударил его предплечьем по шее. Удар получился очень сильный, стало понятно, что в рукаве спрятана труба или железный прут.



Олег Аникиенко

Edited: 09.12.2018

Add to Library


Complain