Свет для нас двоих

Плохая новость от врача

«Жизнь дана нам для того, чтобы мы её  достойно прожил»

Вот так бывает каждый раз. Ты будешь биться в истерике. Плакать из-за одиночества, но потом успокоешься. Наденешь маску и потом пойдешь дальше.
                                            Дениз Байсал
                                         
                                                                                        Утром меня разбудил звонок в дверь, время было уже около двух часов. В последнее время была  сонной, чувствовала себя ужасно. 
 


-Да иду я, иду,-раздражённо кинула я.

Открыв дверь увидела паренька лет так семнадцати в синей одежде. Погода сегодня была ужасной, как и моя жизнь. Ливень, ветер. Настроение из-за вчерашнего просто на нуле.

Парень протянул мне какой-то листок с ручкой.

-Добрый день,-обратился он своим тонким голосом.

-Да что в нём доброго?-буркнула я себе под нос.

-Извините, вам пришла доставка. Можете расписаться здесь?-указал он мне на место росписи.

Диван? Эм... ладно. Быстро расписавшись отдала обратно.

Через несколько минут в комнате стоял, раскошный и мягкий диван. Я сразу поняла, что это дело рук моего дорого друга. До сих пор смешно от того случая.

Сегодня я решила пойти к врачу, как и обещала деду.

На всякий случай намазала крем на руки и шею. После чего оделась потеплее. Телефон вибрировал в кармане, но я не хотела вообще отвечать никому. Мне нужен покой. Но я не удосужились даже посмотреть кто звонит.

Стены больницы немного пугали своим видом. Серые и мрачные Ненавижу такие места. Всю жизнь провожу в них.

Когда я зашла внутрь меня проводили к главврачу , который должен осмотреть меня и сказать результаты. Конечно, я предполагаю его ответ, но... Я поступила глаза в пол от отчаяния.

ОТ АВТОРА.

Жизнь-это длинная нить, по которой человек аккуратно идёт, не падая, а в руках вместо палки, он держит печали, обиды, проблемы, соблюдая равновесие. Иногда у него это получается, а зачастую всё рушится. Кажется, что жизнь-это домино. Она словно никогда не кончается, за одним следует другое. Каждый получает то, что заслужил.

Но что делать, когда приходит осознание того, что жизнь на столько коротка и ты ещё не успел насладиться ею? Как жить дальше, осознавая, что осталось жить совсем немного? Так какой же главный вопрос в жизни человека?

Я умру? А есть ли смерть? А есть ли жизнь после смерти?

Я бы сформулировала иначе. Жизнь сама по себе и есть вопрос. Будучи самым непреложно очевидным событием, фактом бытия, с которым неминуемо столкнется каждый, она вместе с тем совершенно и полностью вытеснена из жизни человека на периферию. Огораживая кладбища, заключая умирающих в хосписы, страшась посмотреть в глаза болеющим близким, мы старательно прячемся от реальности: смерть неизбежна. Сегодня ли, завтра ли, но неизбежна.
Только осознав этот факт и приняв всю его серьезность, возможно научиться умирать и провожать в смерть. Только осознав, что смерть – это часть жизни, нормальная ее часть, можно принять и саму жизнь.

Здание по меркам современной моды, выглядело умеренно, но со вкусом стиля. Сразу было понятно, что это не простая районная больница, находящаяся в криминальных и бедных переулках. Тут имели возможность лечиться люди более высокого положения, что давало надежду на опытных врачей.Белые стены поглощали внимание девушки, а противный запах медикаментов вызвал неринужденную гримасу. Люди в белых халатах, и граждане с улицы то суетились, то спокойно ожидали чего-то в коридорах. Но дела посторонних сейчас не волновали её, девчонка видела цель и шла к ней. 
Глаза  девушки зацепились за деревянную дверь, явно выделяющуюся среди обыкновенно-белых, а посередине на табличке было выведено "Главный врач больницы - Роберт Томас". Ей нужно было именно туда. Тяжело вздохнув, будто собираясь с мыслями, холодная рука, собралась в кулак и постучала по древесине. Она схватила фальшиво-позолоченную ручку двери и дернула ее на себя.

— Здравствуйте,— вылетело с губ девушки.По её голосу можно было понять, что она нервничала.

-Присаживайся, Джим,- улыбнулся врачь и указал на кресло рядом с его столом.

Кабинет мужчины был совершенно другим, словно коридоры больницы и его уютная комнатка были отдельными мирами. Никаких излишеств, всё выглядело достойно и красиво. Комната сразу вызывала расположение и уют, несмотря на запах лекарств, который стоял во всей больнице. Хоть кабинет и был светлым, а мебель в нем оставалась банально белого стиля, это выглядело не на столько напрягающе. Сейчас все отходило на второй план, речь врача была гораздо важнее места, в котором она оказалась.
Да мало ли таких мест на земле? Их объединяет одно: ожидание слов врача пациентами – вынесет приговор или даст надежду? Засыплет терминами, за которыми не разобрать реальности, переведет разговор на другую тему, уйдет от прямого ответа, напугает всеми возможными осложнениями или ответит правдиво, ясно и с сочувствием? Хотя можно ли требовать сочувствия от врача, у которого все пациенты умирают, а может и остаются в живых?
Сочувствию  говорят не учат врачей, как и тому, как сказать человеку, что он скоро умрет. Поэтому нет страшнее места, чем больничная палата. И на самом деле не важно, удобна ли эта палата, есть ли обезболивание, продолжать ли поддерживающую терапию смертельно больным людям, гуманна ли и возможна ли эвтаназия, улыбается ли пациенту медсестра и многое другое, если не разрешен самый главный вопрос в жизни человека.



Deniz

Отредактировано: 05.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться