Свет гаси и приходи

Размер шрифта: - +

Глава 3: Ведьмина наука

Охотник за привидениями — достойная профессия для девушки из хорошей семьи.

Отсутствие необходимых навыков Алису ничуть не смущало, навыки это дело наживное. Начала она с тренировок видения, правильно рассудив, что для того чтобы как-то взаимодействовать с миром духов, надо сперва научится его видеть.

Следующим же утром Алиса пришла к иве, поздоровалась с любимым деревом и начала.

Она приступила к делу со свойственным ей энтузиазмом и азартом, но в первый день, у нее ничего не вышло. Сколько Алиса ни напрягала зрение, у нее не получалось увидеть ничего чего бы она не видела раньше. Бесплодные попытки вызвали армию сомнений. Они ободранными стервятниками кружили вокруг и повторяли: ничего не выйдет. Где это в самом деле видано, чтобы люди видели какой-то там мир духов?! Чушь, выдумка, галлюцинация. Время от времени к сомнениям присоединялась горькая тоска, дочка отчаяния. Ворочалась в груди, отдавая тупой болью, шептала: перестань, не пытайся, все кончено, имей мужество смириться. Пойдем лучше пожалеем себя, поплачем, повоем. Однажды и это пройдет.

Без помощи отца увидеть хоть что-то оказалось очень нелегко.

Папа не участвовал в ее тренировках, и Алиса вскоре поняла почему: пытаясь увидеть больше, она нечаянно обрела и большую чуткость. Она понимала теперь, что отцу нелегко оставаться в мире людей, потому что он не человек. Спасая дочь, он потратил почти все силы, какие у него остались после смерти мамы. Теперь он был беспомощен, как умирающий старик, и опасен, как черная дыра.

Подойди он к Алисе слишком близко его природа взяла бы свое и он, сам того не желая, проглотил бы всю ее жизнь за один раз, как аппетитное канапе.

Алиса пыталась одна. Не единожды она падала без сил у ивы, прижималась к шершавому стволу лбом, едва сдерживая рвущиеся наружу слезы. В такие моменты она не чувствовала себя ни сильной, ни способной спасти кого-то.

Но потом она поднималась и пыталась снова. Сама не подозревала сколько в ней, оказывается, упорства.

К середине второго дня, спустя тысячу неудач, пейзаж стал время от времени менять цвет, как неисправный телевизор. Проступали очертания теней — то ли мираж перенапряженных глаз, то ли предвестник успеха. Достижения были смешны и сомнения не отступали, но к Алисе по капле стала прибывать уверенность.

А спустя недели упорных попыток, она добилась своего. Теперь она могла призывать видение изнанки мира на целых несколько секунд: не такую яркую картинку, какую показывал ей отец, но кое-что разглядеть удавалось.

У одной ивы много не разглядишь и Алиса стала бродить по городу, чтобы отыскать призраков и спросить их: что может быть тюрьмой для привидений, и как ей найти это место.

Ее родной город не оказался популярным курортом для нечисти. Только на третий день поисков ей удалось отыскать у кладбища настоящее привидение.

Тень высокого широкоплечего мужчины в лаптях и рубахе торжественно колыхалась, глядя на ворота кладбища. К груди он прижимал мятую шапку. На появление Алисы он никак не отреагировал, как и на заявление, что она его видит. Никакого впечатления на него не произвела и речь Алисы о ее друге, и просьбы о помощи он так же проигнорировал. Его серые прозрачные глаза неотрывно и печально смотрели на ворота кладбища, как будто он ждал чего-то. Этот взгляд напомнил Алисе взгляд отца, и она отступила ни с чем.

Та же история повторилась с двумя другими привидениями, которых ей удалось встретить. Женщина в сером пальто ушла от ее вопросов в стену соседнего дома, а призрак мальчика, так и продолжал смотреть на колодец, сунув палец в рот и не обращая на нее внимания.

В поисках следов чертовщины, Алиса облазила все самые мистические места города а затем расширила зону своих поисков пригородом и, в конце концов, вернулась к иве.

В первый раз, с отцом, она видела здесь духов, которые ее напугали. Но мертвецы в цепях появлялись не каждый день. На берег они выходили на два-три дня каждый месяц и Алиса решила, что это как-то связано с полнолунием. Она стала терпеливо дожидаться дня, когда мертвецы снова поднимутся на берег из своих каменных гробов, о которых рассказывала местная легенда. В один из дней в конце мая они вернулись.

Их было четверо. Тела их были изуродованы шрамами и страшными ранами, вместо глаз — черные выжженные дыры, но все четверо внимательно следили за Алисой, когда она подошла ближе.

Она села на землю под ивой, собрала всю храбрость в кулак, рассказала призракам свою историю и спросила:

— Вы можете мне помочь? Может, вы знаете, куда пропал Джентльмен?

Слепые повернули головы к самому высокому и уродливому из них.

— Ты знаешь, кто мы? — спросил он. Его голос шептал, как морская волна, как ледяное дуновение воздуха. Он вызывал армии мурашек.

— Я только слышала историю, что на дне реки лежат проклятые злодеи. — ответила Алиса.

Мертвецы ощерились, как стая хищных собак. Зубы у них были крупные и острые.

— Мы генералы четырех армий, которые шли здесь, чтобы уничтожить эту землю и людей, что на ней живут. Мы проиграли. Победители привязали наши души здесь, чтобы мы не могли возродиться и вернуться за тем, что принадлежит нам.

— Это жестоко, — ответила Алиса.

— Не так жестоко, как то, что мы сделаем с ними, когда вырвемся из этого плена. Может, твоего друга приковали так же как нас?

— Нет, — Алиса даже вздрогнула, представив Джентльмена, ослепленного, прикованного где-то, — Он никому не делал зла и мстить никому не собирался.

— Мы здесь со дня смерти и знаем лишь об одной участи — нашей. — сказал тот, кого Алиса про себя назвала “главарем”. Мы тебе не поможем. А вот она многое знает.

— Кто она? — насторожилась Алиса.

— Та, что жила в пещере ниже по течению. Она говорила с нами как и ты. Потом она умерла, но мы чувствуем — она все еще там.



Юлия Цезарь

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: