Свет гаси и приходи

Размер шрифта: - +

Глава 9: Алиса падает в колодец

Смотреть на нее — особое удовольствие.

Бледная девочка с черными волосами и глазами тревожно-зеленого цвета. И кровь внутри нее особенная текла, а в душе содержался прекрасный изъян, осколок, роднящий ее с отцом, никем, покуда, не замеченный.

Восхищались ли вы когда-нибудь кошкой черной масти, шерстью с зеркальным блеском, дикой красотой и грацией? Не зверь земной, обыкновенный, а фантастический клочок ночи, загадка.

Алиса была для меня такой кошкой — гибкой, притягательной, безумно хрупким при всем своем совершенстве, существом: одного движение пальцев достаточно, чтобы переломать хребет и прекрасный таинственный зверек превращается в остывающий скучный трупик.

Я наблюдал за ней, за тем, как приближается она ко мне, ждал, сгорая от нетерпения, но не вмешивался. Разве что разок или два, ведь то для дела. Вот почему...

***

...в последнем доме, Алису ждало жестокое разочарование. Ни единого клочка неземной паранормальной паники не нашлось.

Тех, кто тут жил звали Сережа и Кира, он был штатным медиумом, а она — его напарницей, его базой, якорем, и лидером группы по совместительству. Они жили вместе в старом районе недалеко от центра и, по-видимому, очень любили друг друга, несмотря на то, что характеры у них были совсем разные, судя по тому как разнилась обстановка в его и ее комнате. Их жилье было невозможным компромиссом между вконец одичавшим хаосом и абсолютным порядком, между мечтательностью и практичностью.

Приятно было, что люди хорошо уживаются вместе, но Алиса не нашла, того, что искала. Сколько она ни приглядывалась к зеркалам, не перебирала чужие вещи в шкафах и мелочи на столах, ни следа, ни отголоска страха она не отыскала. То ли от усталости, то ли от раздражения у нее мучительно болела голова, до белого тумана, видимого краем глаза.

Матвей понял что толку не будет и забрал Алису, несмотря на вялое сопротивление.

— А двух напуганных недостаточно? — спросил он в машине. На Москву опускались сумерки, зажглись фонари. С одного конца небес ползла ночь, а с другой стороны еще сиял напоследок день. Они с Алисой ехали в темноту и Матвею мерещилось, что мрак в палисадниках и подворотнях — живой и таит в себе какую-то опасность, будто кто-то провожал их взглядом.

— Не знаю, — ответила Алиса. Она сбросила ботинки и забралась на заднее сидение с ногами, обняв колени, укрытые длинной юбкой из зеленых и синих лоскутков. Взгляд потух, на лице залегли серые тени, спутники усталости и разочарования. — Меня не покидает ощущение, что мы взялись не с того конца.

Легко было догадаться, о чем она думает: об антимире. Алису звала загадка синего галстука-бабочки.

— А что ты думаешь? — спросила она, глядя на Матвея через зеркало. Ее глаза вспыхивали, отражая проплывающие мимо фонари. — Все-таки опыта в расследованиях у тебя побольше моего…

— Нужно собрать больше информации. Закопаться в историю места, в котором это случилось, — ответил Матвей. — Идентифицируем то, что там обитает и поймем, что ему нужно, как открыть дверь и вызволить ребят.

— А Гость из подмира? — напряженно переспросила Алиса, — Нельзя просто забыть про него. Он как-то замешан во всем этом.

— Что это вообще за подмир такой, чего от него ждать? Пока я видел только тех, кто вылез из того портала, чтобы нас прикончить.

Алиса снова подозрительно задумалась. Матвей поглядывал на нее в зеркальце и вспоминал слова Белого: конечно она полезет в подмир, запретили ей или нет, все равно полезет. Похоже, Алиса думает, что у нее не осталось другого выхода, кроме как тайно нарушить приказ и пойти рисковать своей жизнью.

Одна.

Матвей притормозил у дома, где Алиса сняла комнату у какой-то занятой женщины, которая жила там же, но приходила домой только спать. Впрочем, как и Алиса. Когда она взялась за ручку, Матвей спросил:

— Что тебе нужно, чтобы уйти в подмир?

Она как будто ничуть не удивилась, ответила не глядя на него:

— Немногое. Пару вещей я держу дома, но почти все у меня с собой. Нужно только снова попасть в заброшку.

— Ясно, — кивнул он. Его сознание как будто раздвоилось. Одна часть бесновалась, не веря своим ушам: он собирается снова вернутся в тот жуткий дом, ночью?! А другая часть, которая принимала решения, оставалась спокойной. Она знала: так надо и так правильно. А значит, он едет с Алисой.

— Тогда иди за своими вещами. Я буду здесь.

Алиса посмотрела на него долгим взглядом и, наверное в тот момент они и стали не просто напарниками, но друзьями. Она вернулась через десять минут, села рядом с ним вперед, заметно более оживленная, чем полчаса назад.

— Как будем отбиваться от дома и монстров из колодца? — спросил Матвей, выезжая на шоссе, — Тебе ведь наверняка придется подобраться к нему поближе, чтобы выйти в антимир.

— Мне придется влезть в него, — ответила она. — прямо внутрь.

— Ясно, — ответил Матвей, хотя для него все было совсем не ясно, — Так что же мы будем делать с монстрами, если они появятся снова?

— У меня есть заговоренный чеснок! — преувеличенно бодро сказала Алиса, — если что будем бросаться им, распевая “Отче наш”.

— Звучит, как эээм...авантюра, — ответил Матвей, хотя про себя считал, что это самоубийство.  

Это было как если бы он по молодости предложил более старшему сотруднику штурмовать с водяными пистолетами, банк, набитый террористами. Его железно бы поперли со службы после такого.

— Знаю. Но мне почему-то чувствую, что все у нас получится и безо всякого оружия.

Алиса поймала взгляд Матвея, очень говорящий взгляд и беспомощно пожала плечами, как будто говоря, прости, я не могу ничего объяснить, но ведь до сих пор у нас все получалось, да?



Юлия Цезарь

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: