Свет гаси и приходи

Размер шрифта: - +

Глава 10: Папа

Алиса очнулась в незнакомом месте. Она удобно лежала на диване, накрытая теплым пушистым пледом с пчелками. Справа была спинка дивана, слева — край стола. Высокий потолок подсказал, что она в квартире, и дому больше двадцати лет, значит она не в новостройке, а где-то в одном из более старых районов Москвы, в средней удаленности от центра.

В воздухе плыл аромат готовящейся еды. Алиса почувствовала сильный голод и села.

— Привет, — сказал Матвей. — Ты как раз вовремя.

Он успел переодеться в домашнюю рубашку, даже по виду очень уютную. Диван, как оказалось, стоял на кухне. Матвей накрывал на стол одной рукой, другой прижимая к лицу пакет с замороженной вишней. Те части лица, что виднелись из-под пакета, выглядели ужасно.

Алиса снова почувствовала себя виноватой и опустила взгляд. После пробуждения она все еще чувствовала себя очень слабой.

— Это твой дом? — выдавила Алиса, понимая что надо что-то сказать.

— Ага. Я приволок тебя сюда чтобы проще было за тобой присматривать. — Матвей метал на стол еду: хлеб, нарезанный толстыми ломтями, запеченную фаршированную курицу, жареную картошку и крупно нарубленный салат.  

— Ты ешь-ешь, — сказал он, заметив голодное выражение ее лица. — Разговаривать потом будем.

Алиса сочла за лучшее послушаться и схватилась за вилку. Через несколько минут, уничтожив все, что у нее было на тарелке и добавку, она почувствовала как внутри разлилось блаженное тепло и потихоньку отступает слабость и мертвенный холод.

Ей снова захотелось спать, но Матвей вытолкал ее в ванную, настаивая на том, что ей нужно согреться и сменить одежду в которой она валялась на грязном полу, на котором укокошили кучу народа. Возмутившись его жестокости Алиса сперва уныло ежилась под душем, не желая двигаться, потом почувствовала, что ей и правда надо согреться и вошла во вкус. Она долго терла себя мочалкой с ягодным мылом и дважды перемыла волосы, пока не почувствовала что с них сошел могильный запах, а вместе с ним и чувство что в ее теле хозяйничал кто-то другой.

Переодевшись в то, что выдал ей Матвей: родную сестру его рубашки, в которой она утонула. Помня ее нетерпимость к штанам он даже отыскал в шкафу длиннополую домашнюю юбку, не то мамину, не то бабушкину. В чистой одежде Алиса почувствовала себя будто заново рожденной.

— Спасибо, — искренне сказала она, выйдя из ванной. — Мне намного лучше.

— Так и надо, — ответил он и похлопал рядом с собой по дивану. — Падай. Расскажешь, что случилось во время твоей экскурсии в подмир?

Алиса села куда велели и кратко изложила то, что с ней произошло, добавив красочное описание своей глупости, с которой она попалась в ловушку Гостьи.

— Я так ничего нового и не узнала, — мрачно сказала она рассматривая свои розовые, очень чистые ногти. — Только зря рисковала своей и твоей головой.

Она искоса поглядела на жуткие кровоподтеки, которые расплывались по всей левой стороне его лица:

— Прости.

Матвей молча встал, открыл окно, достал из нагрудного кармана сигарету и закурил, так что весь дым уходил на улицу. Через пару минут он сказал:

— Ты конечно рисковала. И в других обстоятельствах этот риск мог бы стоить нам с тобой не только жизни, но и чего похуже.

Алиса вспомнила груду трупов и поежилась. Матвей был прав. Ей стало еще поганей.

— Но что-то ты все-таки достала. Как я и думал, на тебя идет охота, и Гостья в этом участвует.

Алиса так удивилась, что даже почти забыла про усталость:

— Охота? На меня?

— На тебя. Я уверен, что монстры вылезшие из колодца в первый раз когда мы там были, собирались убить меня, а тебя, скорее всего, похитить. Все время пока мы ищем пропавших ребят, кто-то тебя направляет, подкидывает подсказки, присматривает за тобой и бережет. Этот кто-то заодно с Гостьей и хочет заманить тебя в ловушку. После слов Гостьи сомневаться в этом не приходится.

— Это то, что похитило Джентльмена, — пробормотала Алиса, разбитая тем. что сама совсем упустила такое объяснение происходящего из виду, — Папа говорил, что теперь оно будет искать меня. И ты тоже меня предупреждал, а я снова забыла обо всем и поперлась туда, куда меня вело. Это как наваждение какое-то.

— Одно хорошо, — мягко сказал Матвей и дождался пока Алиса посмотрит на него, — Попадем туда, куда оно хочет тебя затащить — найдем ребят. Нужно только узнать обо всем об этом побольше.

Алиса беспомощно смотрела на него, а горечь внутри нее искала выхода.

— Не понимаю, — сказала она наконец, решив что проще излить эмоции, чем держать в себе, — Почему ты ко мне так добр? Тебе следовало бы рвать и метать, обвинять меня в глупости, поставить в конце-концов на место, когда я тяну тебя в очередную смертельно опасную авантюру, а не успокаивать и кормить. Я не понимаю, чем я заслужила твое доверие и заботу.

Она подтянула колени к подбородку и подозрительно шмыгнула носом. Матвей, оглушенный неожиданным всплеском эмоций с ужасом понял что она вот-вот расплачется и ответил то первое что пришло ему в голову — правду:

— Я о тебе забочусь потому, что ты сама о себе позаботиться не способна. Я в жизни не встречал людей, настолько безразличных к своему комфорту.

Алиса посмотрела на него во все глаза. Честное слово, они стали такими огромными что в них отражение всей кухни можно было разглядеть. Матвей почувствовал, что пока она удивлена, то слезы откладываются и сказал вторую правду:

— А иду я за тобой потому что ты еще в первый день показала мне как отличается твой мир от того, который знаю я. У меня нет права тебе указывать, я могу только следовать за тобой, охранять твою жизнь и верить, что твое сердце выведет нас куда надо. Да я на тебя злюсь, если хочешь знать. Я часто сержусь и часто думаю что мы рискуем зазря, а потом оказывается, что так и надо было, и иначе никак. Поэтому я тебе верю и думаю что ты очень храбрая. Куда храбрее меня это понимание ставит меня на место.



Юлия Цезарь

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: