Свет и Тьма

Размер шрифта: - +

Глава 6. Интернат.

Вестеная смотрела на сына со смешанными чувствами. Азилар вызывал у нее чувство глубокой любви и страха одновременно. Она чувствовала клокочущую в нем злость, именно она сейчас клубилась в его зеленых, как у отца глазах. Белокурые вьющиеся волосы и светлые густые ресницы умиляли всех окружающих. Но Вестеная знала, что впечатление, производимое ее сыном, обманчиво. Маленький мальчик с ангельским лицом и приятным мелодичным голосом был необычайно жесток. И, как ни странно, дети чувствовали силу в этой его черте характера. У него всегда была верная свита. Свита, обожающая и подчиняющаяся ему. Об их проделках шептались в деревне, но никто не осмеливался открыто порицать маленького предводителя и его приближенных. Повешенные коты и препарированные собаки были милыми забавами начинающих извергов. Чужая боль не удовлетворяла наклонностей Азилара – он получал удовольствие от страха как такового. Мать была на особом неприкосновенном положении у малыша. Она была человеком, которому он позволял видеть его слабость. Он чувствовал, что она любит его скорее вопреки, чем за. Ее любовь была всеобъемлющей и всепрощающей. Неделя, проведенная вдали от нее, была неожиданно тяжела. Быстро освоившись на новом месте, мальчик, тем не менее, ощущал ее отсутствие как постоянно ноющее саднящее воспоминание. Как и остальные дети, оторванные от своих семей на несколько лет, Азилар ощущал себя потерянным и растерянным. Для него это состояние было непривычным, раздражающим. Все дети-пустышки были одного возраста, но их статус в обществе различался разительно, и сказывался на поведении и внешнем облике. Образованные дети магов, бойкие ремесленников, самые тихие – деревенские. Они были разными и одинаковыми одновременно. Им предстояло долгое время провести друг с другом в непривычной для себя обстановке. Азилар еще в пути познакомился с двумя мальчишками, которые сразу признали в нем лидера. Один был с ним, из-за страха и собственной слабости – Варк. Второй, Малик, наоборот восхищался способностями Азилара и был верным наперсником его изощренных игр. Была в их компании и девочка, но она была скорее жертвой, чем полноправным членом сложившейся шайки. Все они сейчас стояли в некотором отдалении, напряженно наблюдая за встречей матери и сына. Попятившись от увиденного в глазах сына, Вестеная застыла в нерешительности.

- Мама! Здорово! Все таки… - Азилар улыбнулся.

- Мальчик мой – отмерла, наконец, женщина, бросившись обнимать любимое чадо. Сын рассмеялся.

- Задушишь, мам, хватит. Ты насовсем или так…навестить разрешили?

- Вроде насовсем. Невеста скворена за меня попросила, Великий Светлый разрешил. Буду тут за вами…присматривать. В услужение пойду. Что поручат не знаю пока.

- Хорошо бы на кухню взяли…- задумчиво произнес мальчик, - попросись!

- Да,да, конечно, солнышко мое, - Вестеная непроизвольно улыбалась, глядя на сына.

Азилар повернулся к троице подростков, махнул приглашающее рукой. Дети поспешно приблизились.

- Это моя мать, - сказано было по-взрослому веско, - мама, знакомься мои новые друзья, - мальчик снова повернулся к смущенной женщине, - я надеюсь, вы поладите. Это Малик, Варк…как ее зовут, забываю все время, с ней сама как-нибудь, мам, ладно?

- Как ты тут? Где вы спите? Кормят хорошо? – сразу забеспокоилась Вестеная.

- Живем в вон том большом доме – видишь, на горе. Спим, едим там же. Спальни отдельные для мальчиков и девочек. По десять человек в комнате…Кормят плохо. Невкусно. С твоей стряпней не сравнить. За нами смотрят в основном темные маги, но есть два светлых целителя. Прислуга в основном…как мы. Здесь нас где-то около ста. Амулеты еще не надели. Еще и делать не начали. Но проверяют каждый день. Искалку уже повесили. Далеко не уйдешь, - мальчик обернулся заметив приближение одного из наблюдавших за ними магов. – Все. Пока, мам, устраивайся, прийду к тебе вечером.

Азилар с друзьями быстрым шагом направился в сторону серой мрачной громадины, возвышавшейся над полем для игр, и своей тенью закрывающей закатное солнце. А к Вестенае подошел хмурый темный маг.

- Меня зовут Барринос. Вы Вестеная?

- Да, господин.

- Это ваш сын?

- Да, господин.

- Хочу сразу сказать вам, Вестеная, что я категорически против нарушения правил. Вынужден подчиниться глупым указаниям из столицы. Кто позволил себе дать вам разрешение на совместное проживание с ребенком?

- Наш скворен, господин, - Вестеная поежилась от неприязненного взгляда мага.

- Великому Светлому виднее, - задумчиво произнес Барринос, - я служу здесь более тридцати лет, это первое официальное разрешение на моей памяти, - маг щелкнул пальцами и облако синих мошек, собравшееся вокруг для кровавого пира, замертво пало к его ногам.

Вестеная вздрогнула, но заставила себя смотреть прямо в глаза темному.

- Куда вас определить? Что делаете лучше всего?

- Готовлю, - помня об указании сына, уверенно ответила Вестная.

- Здесь это тяжелая работа, а не удовольствие. Сто детей, прислуга, охрана, учителя и маги. Ранний подъем и жара. Вы точно этого хотите?

- Да, господин.

- Хорошо, Вестеная. Да будет так. Отдадите на входе свое разрешение – вам установят искалку. Без нее нахождение на территории Интерната невозможно. Комнаты прислуги в подвальном этаже. Вам покажут, - маг стремительно развернулся и широким шагом двинулся в сторону мерцавшей неподалеку речки.



Мария Мишина

Отредактировано: 14.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться