Свет Или Тьма. Книга Вторая

Размер шрифта: - +

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ, ЧАСТИ ВТОРОЙ 

Тому, кто хочет оставаться во тьме, свет причиняет боль

(© Экхарт Толле)

Я ухожу,
Тебе больно, и это моя вина.
Кто прав, кто виноват,
Какая теперь разница?
Прости, я всё запорол,
Этот болезненный разрыв,
Но таков я, и не могу измениться.

О-о-о, небеса побагровели,
Лучше убегай, лучше убегай,
А я умру, и всё закончится.

Меня больше нет,
Больше нет,
Больше нет.
О-о-о, небеса побагровели,
Я должен, должен всё исправить,
Если еще не поздно, не слишком поздно.

Я хочу извиниться
За всю боль, что я причинил.
Хочу извиниться
За ошибки, что я совершил.
Надеюсь, еще не слишком, не слишком поздно.
Потому что я не могу дышать, не могу дышать,

Не могу дышать,
Не могу дышать,
Не могу дышать,
Не могу дышать.

Кто прав, кто виноват,
Какая теперь разница?
Прости, я всё запорол,
Этот болезненный разрыв,
Но я не могу измениться.

О-о-о, небеса побагровели,
Я должен всё исправить,
Я умру, и всё закончится.
Меня больше нет,
Больше нет,
Больше нет.

Я хочу извиниться
За всю боль, что я причинил.
Хочу извиниться
За ошибки, что я совершил.
Надеюсь, еще не слишком, не слишком поздно,
Потому что я не могу дышать, не могу дышать,

Не могу дышать,
Не могу дышать,
Не могу дышать,
Не могу дышать.

(© Dead By April)

****

Прощание с любимыми далось нелегко. Что могла сказать им: «до встречи», «пока»? Как заставить себя произнести их, если заранее знаю, есть вероятность того, что этого не случится никогда. Даже при самых благоприятных обстоятельствах, не следует забывать в какую семью я попала и к каком уроду отношусь. Мои родственники чтят правила предков по сей день, а Фалкон с Морганой их наследие.

Вспоминается разговор между мной и Ральфи, состоявшийся пару дней назад. Он и поведал мне историю о том, какие муки испытывали те, кто шел против системы охотников. Какая мера наказаний ждет того, кто осмелится дружить с иными. Муки самого отступника это одно, самое страшное ждет существо, посмевшего осквернить охотника.

Возможно, когда-нибудь я испытаю любовь еще раз. Заведу новые знакомства, и я была слепа ранее, веря, что Кайл и его друзья единственная возможная для меня компания. Побыв среди своих, осознала, что нам лучше держать расстояние. Они неровня нам, как и мы им.

Кто-то решил бы, что я разлюбила его. Очутившись среди других, нашла ему замену, но это не совсем так. Я просто научилась смотреть на жизнь взрослым взглядом. Ранее я была самым слабым звеном в нашей компании. Теперь же, в моих силах изменить это и стать, если не лучшей, то хотя бы не худшей. Чем, собственно, я и занимаюсь сейчас находясь здесь. Я нарабатываю очки, улучшая физическую подготовку.

 

Когда пришлось смотреть безразлично, когда говорила не те слова, что следовало сказать друзьям, самым сложным выбором было не смотреть в глаза Кайла, и не сметь подойти к нему. Не проронить ни слова в его адрес, а делать вид, будто его уже не существует.

Сам Кайл, специально не смотрел в мою сторону, словно знал, что таким образом причинит мне ответную боль. Оставаясь рядом с машиной, он поглядывал только в сторону Кайдэна.

— Ты не скажешь ему ничего? — изумленно спросила Эльфия, выглядя потрясённой от моего показного безразличия.

Откуда ей было знать, что сердце моё трещит по швам, кровь стынет от мысли, что это наша последняя встреча. Ей невдомек, что, любя можно отказаться. И сделано это не в целях причинить боль или насолить в ответ. У меня иные причины. Просто... я понимаю, что с такими родственниками как мои, ненавидящие само существование иных видов, у нас с Кайлом не будет будущего. Для этого, нам бы пришлось истребить всех охотников, лишить их средств к борьбе, втиснуть в мозги прибывающих, что дело проиграно заранее.
Но это не так. Охотники пополняют свои ряды чуть ли не каждую неделю.
Люди, желающие сделать хоть что-то ради возвращения планеты себе, приходят в штабы и становятся в очередь для записи в добровольцы. Они оставляют своё имущество главному штаба, отдавая в его распоряжение все финансы. Теперь, я знаю, откуда берутся средства на борьбу с нечистью, как выражаются самые люто ненавидящие. Успела понять, как они закупают материал для изготовления оружий...

Наше дело считается правым, но я буду жить среди своих, помогая существам как смогу. Хотя бы тем, что дам им убежать, если это будет в моих силах.

 

— Эшли, я не узнаю тебя. — Все больше изумляясь, заметил Эрик.
После прохождения двухнедельного обучения у моего брата, с одного взгляда я стала отличать вампиров от людей. Но это не касалось рождённых. Их трудно отличить, если сам рождённый не решит открыться вам.



Камеллия Т. Джонсон (CAMELLIA SECRET)

Отредактировано: 20.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться