Свет надежды

Размер шрифта: - +

Глава 2

Глава 2.

Можно ли с легкостью принять свою долю, когда совершенно не знаешь, что ждет в будущем? Можно ли остаться совершенно спокойным, когда знаешь, что от тебя зависит не только собственная судьба, но и судьба даже не одного, а двух народов? Можно ли с легкой душой покидать отчий дом, чтобы навсегда стать одной из тех "варваров", что истребляют твой народ? Можно ли быть уверенной в собственном завтрашнем дне, если этот и другие последующие дни будут наполнены ненавистью и презрительными взглядами, осуждением и недоверием к "чужой", которая является для них таким же "варваром", так же, как и они для нее? И можно ли сохранять спокойствие, когда о своей участи становится известно лишь только накануне?
Маленькая процессия направлялась к западу, к границам Моргаша и Зангры. Там, на границе двух земель, их должны были уже ждать, чтобы препроводить к заповедным землям, где должно было свершиться таинство соединения двух правящих кланов.
Чем ближе становились гряды заповедных гор, тех больше неистовствовала природа. Сильный ветер сбивал с ног, подол теплой накидки то и дело цеплялся за кусты и коряги, словно неведомые силы пытались удержать от опрометчивого поступка. Но не смотря ни на что нужно было идти вперед. Хоть и было страшно не столько от лютовавшей непогоды, сколько от одной только мысли о предстоящем.
Сопровождавшие воины не посмели, а быть может просто и не пожелали идти дальше и, передав встречавшему отряду воз, развернулись и покинули земли Зангры. Оставалось лишь только печально смотреть, как они оставляют дочь правителя Моргаша в чужих землях. Их бросили... Нет, фактически это ее бросили на произвол судьбы и на милость правителя, с которым ее народ уже многие десятилетия вел изнуряющую войну, принесли как агнца в жертву волкам ради призрачного мира.
Маленькая фигурка девушки зябко куталась в длинную меховую накидку. Ее мысли были далеки от разглядывания меняющихся окрестностей на их пути. А было ли что рассматривать? Вокруг царили серость и полумрак, ни единый луч солнца уже многие годы не освещал эти унылые земли. Зеленые плодородные земли остались позади, уступив место скалистым и пустынным. Девушку всю дорогу одолевали тревожные мысли, такие же серые и печальные, как и все вокруг. Ей даже не дали ни с кем попрощаться. Под завесой ночной тьмы маленький отряд выехал из крепости, и проводить их никто не вышел. Только старая нянюшка Сенира, да старик Виллен вопреки решению своего господина вызвались сопровождать нареченную невесту.
Небольшой отряд Зангры шел чуть поодаль от путников, показывая, что пребывание последних в этих землях не радует их. Да это и можно было понять: бесконечная война, начатая еще давними предками правителей Моргаша и Зангры, вымотала людей до предела, опустошила их закрома, отняла все и каждый день уносила жизни ушедших на бессмысленное кровопролитие мужчин. Не было ни одной семьи по обе стороны от границы земель, кого бы не коснулось подобное горе утраты. Брак между правителем Зангры и дочерью правителя Моргаша в таких условиях представлялся едва ли не единственным выходом, попыткой обрести мир и спокойствие. И теперь следовало во что бы то ни стало пройти древний обряд сочетания браком перед богами, дабы установить перемирие между землями и народами. Несмотря на то, что мир между народами и затребовал такую высокую цену, как брак дочери правителя с предводителем «диких варваров», как называли всех противостоящих армии Моргаша жителей Зангры, отступаться от условий сделки никто не собирался. В первую очередь, это дало бы передышку для укрепления границ и отдых приграничным поселениям, больше всего страдающим от кровопролитных сражений. Ради тех людей, угнетенных ужасами войны, стоило пойти на такую жертву. И пусть будущее казалось не просто туманным, а неопределенным, но как сердце твердило, что одна жизнь стоит спокойствия целого народа.
Позади остались родные земли. Позади остались мечты и надежды. Сейчас не было ничего. Путники оставили у подножия горы своих лошадей вместе со встретившим их отрядом и теперь поднимались наверх к заповедным местам. За спиной слышалась перебранка Сениры с Виленом, да и те спустя некоторое время утихли. Чем выше поднимались путники, тем неистовее гневалась стихия, только это не могло остановить их - они шли навстречу великой цели.
Страх перед предстоящим все более сжимал сердце, леденя тело и душу. Погруженная в собственные мысли, девушка решительно шла вперед, кутаясь в теплую накидку, прячась в нее не от пронизывающего холодного ветра, а от жестокой действительности и от сочувствующих взглядов Сениры и Вилена. Она не хотела жалости и сочувствия. Судьба сделала выбор за нее, а роптать на нее было бы сущим кощунством. Нужно было с достоинством принять выпавшую ей долю, так, как полагается невесте и будущей жене правителя. А также той, на кого теперь надеется народ Моргаша.
Страх подстегивал идти вперед, чтобы скорее встретиться с неизвестностью и разрушить ее леденящие щупальца, что сковывали изнутри все сильнее по мере приближения к вершине. Едва только показался свет священных огней, девушка в нерешительности остановилась и оглянулась назад, вниз, туда, где оставалась ее прежняя жизнь. Она понимала, что больше туда уже ей не вернуться. Сердце гулко билось в груди, отсчитывая ритмы страха и печали. Поравнявшиеся с ней старик с нянюшкой успокаивающе погладили по руке, верно истолковав эту остановку.
- Нужно идти, - едва дыша, поторопил старик, - осталось немного.
Девушка печально опустила глаза, но все же нашла в себе силы для слабой улыбки. Бросив прощальный взгляд вниз, она расправила плечи, с обманчивой уверенностью подняла голову и пошла вперед.
На вершине их уже ждали. Несколько черных фигур зловеще застыли на самом краю отвесной скалы, а яркие вспышки молний то и дело освещали их, придавая еще больше таинственности и мрачности. Таких обычно звали в народе «воинами Преисподни» - настолько ужасающей была у них внешность. Об их жестокости в Моргаше слагали легенды, а дети едва ли не с пеленок боялись "черных варваров".
Правитель Зангры выделялся среди своих подданных: он был на порядок выше своих воинов, его непокрытые волосы трепал ветер, а глаза сияли так, что даже свет ослепительных молний был не в силах их затмить. Его мощная фигура была словно высечена из твержайшего камня, казалось, что никто и ничто, даже этот сильнейший ветер, не смогут поколебать его решимости и заставить отступиться. Его громкий голос заставил девушку вздрогнуть и очнуться, пелена оцепенения спала, но теперь на смену ему пришло, наконец, осознание, какая участь ей уготована. Этот горящий ненавистью взгляд, колкие язвительные насмешки говорили сами за себя: она здесь не желанный гость, но идти против рока обстоятельств мужчина не намерен. Ее жизнь здесь не стоит ничего. Если ее нареченный жених, прекрасно понимающий важность этого брака, столь враждебно настроен к ней, чего стоит тогда ожидать от его подданных. «О боги, дайте только силы все это вынести», - мысленно воззвала девушка к небесам, понимая, сколь тщетны и глупы ее молитвы.



Светлана Леонова

Отредактировано: 07.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться