Свет надежды

Размер шрифта: - +

Глава 17

Глава 17.

 

Казалось, самое страшное осталось позади, там, в горящей деревне, где осталось едва ли не два-три десятка мужчин под руководством Халмара – вот уж где начинался самый ад. Вот только они ошибались… Огненные снаряды противника, преодолевая огромное расстояние, врезались в столетние деревья, разбивая их в щепки и высекая из сухостоев искры, которые под сильным ветром быстро занимались в пламя. Первый снаряд вызвал недоумение. Беженцы с растерянностью оглядывались по сторонам, не понимая, как такое было возможно, ведь от деревни их уже отделяло почтительное расстояние, а неприятель находился вне досягаемости от леса. Неужели отряд, оставшийся оборонять деревню так быстро пал?

- Их больше, чем мы думали, - прокряхтел недовольно Арнкелл, вглядываясь в небо, видневшееся среди макушек деревьев на опушке. Он сердито покачал головой и зычным голосом стал поторапливать всех. – Скорее, надо успеть к гарнизону, пока лазутчики не хватились нас.

Но не прошло и нескольких минут, как беспорядочный огненный дождь повторился, теперь уже с новой силой, планомерно отрезая путь к крепости. Все вокруг быстро занималось огненными языками пламени, освещавшими все вокруг и кутавшими воздух едким дымом. Растерянность быстро сменилась паникой. Еще не отошедшие от ужаса внезапного вторжения, люди заметались по горящему лесу, пытаясь поскорее выбраться из этого пекла. Окончательно растерявшие остатки самообладания люди, готовы были друг друга растоптать, лишь бы пробить себе дорогу к спасению. Айна ошеломленно смотрела, как человечность уступает место эгоизму под действием простого инстинкта самосохранения. Маленькие дети жались к матерям, а те, словно дикие самки хищников, едва ли не рвали друг друга ради спасения своих отпрысков. Война, беспощадная и бессмысленная, уничтожала страхом изнутри, и это поистине было ужасно.

- Соберитесь, - громогласно проревел в царящем хаосе Арнкелл. – Они побьют нас, как мышей, если мы будем метаться в панике. Нам нужно уходить вглубь леса…

- Это сумасшествие, - ответил ему чей-то голос, и тут же все остальные подхватили высказанные слова. Никто не хотел испытывать судьбу и идти прямиком в лапы голодных хищников.

- У нас нет иного выхода, - пытался докричаться старый воин. – Дорога, по которой мы могли бы пробраться к ущелью, ведущему к гарнизону, полностью охвачена огнем. Мы не пройдем. Если хотите выжить, придется рискнуть.

В толпе вновь начались протестные метания, и тут Арнкелл совершенно ошеломил всех.

- Я приказываю всем, - он обвел суровым взглядом всех собравшихся вокруг него и продолжил. – Те, кто считает, что сможет выжить и добраться в одиночку до гарнизона через ущелье, волен оставаться. Я повторять не стану. Уговаривать тоже. Если вам дорога жизнь ваша и ваших детей, я приказываю следовать через лес. Пока у нас есть кинжалы и руки, владеющие ими, мы сможем себя защитить.

Люди в замешательстве смотрели друг на друга, не решаясь на что-либо, и именно в этот момент на них обрушился новый град огненных снарядов. Рядом с Айной раздался громкий вскрик, и она с потрясением увидела, как стоявшие рядом с ней женщина с ребенком пали от огня. Ей хотелось кричать от ужаса, да только внутри все сковало и голос совсем перестал ей принадлежать. И лишь только жгучие слезы обжигающими каплями застили глаза, превращая весь этот хаос в единое размытое страшное видение.

- Хочешь оказаться на их месте, - раздалось прямо над ухом, и Айна ощутила, как кто-то крепко ухватил ее за плечо и резко встряхнул. - Очнись, принцесса. Им не поможешь уже ничем. Идем.

- Арнкелл, - слова давались ей с огромным трудом, так как горечь комом встала в груди, мешая дышать, отчего вместо связанных звуков выходило нечто похожее на хрипы. Айна, наконец, смогла разобрать того, кто стоял перед ней.

- Идем скорее, - уже несколько мягче произнес старик, словно утешая ее, - нам нужно уходить, иначе рискуем попасть под новый обстрел или нарваться на их отряд.

Рассеянно кивнув в знак согласия, Айна последовала за ним, в последний раз оглянувшись назад. Темно-алое пятно на белом снегу под сводами вековых деревьев на долгие годы станет напоминанием о невинно убиенных людях, навечно уснувших на этих белых простынях. И никто из них не в силах был это изменить…

 

Уже долгое время продвигались они вперед, а непогода разыгрывалась все сильнее, путала следы и уводила дальше от искомых стен. Уставшие и голодные, беженцы кутались в свои скудные одежды и шли буквально наугад, придерживая перед собою самодельные факелы, которые удалось изготовить из обрушившихся на их головы снарядов. Даже выбившиеся из сил малые дети притихли на руках матерей, а те, кто был постарше, безропотно следовали за всеми. Мысль о скором появлении гарнизона еще придавала сил. Но когда вокруг них стал сгущаться долгий протяжный вой, волнение начало охватывать одного за другим. Волки, даже собираясь в огромные стаи, никогда доселе не выходили на окраины. Выходило, что они далеко ушли от опушки, углубившись в лес. Несколько охотников, что отправились с ними для обеспечения безопасности в переправе, стали тихо переговариваться меж собой, держа кинжалы и луки наготове. Все эти меры предосторожности не остались незамеченными, и люди стали со страхом вглядываться в темноту леса.

- Мамочки, - тихо пропищал тоненький голосок за спиной, и все обернулись на него. – Там кто-то прячется в темноте.



Светлана Леонова

Отредактировано: 24.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться