Свет нашей песни. Часть I

Размер шрифта: - +

7. Сердце Леса. Осень

 

Эцэлэт

Шаги стихли, тропа замерла под нами.

Нэйталари прижалась к моему плечу – горячая, раскаленная звезда. Ловила мои слова, и в глубине ее молчания я различал голос сердца леса, эхо источника. Скоро она станет посвященной, а тихое эхо – победной песней.

– Ты никогда со мной не разговаривал, – сказала Нэйталари. Тихий голос качнулся волной – напоминание, не упрек, но я понял, что ошибался.

Она всегда была недосягаемой: надежда деревни, окруженная заботой и любовью. Жила в доме Атеши, встречала и провожала день возле источника. Разве мог я – отверженный, тень, – подойти к ней? Мог лишь смотреть издалека и незримо стоять рядом. Но любовь и забота оказались ложью, и это я был ей нужен все эти годы.

– Я давно уже почти не разговариваю в деревне, – сказал я.

Нэйталари шевельнулась под моей рукой, едва заметно кивнула. Конечно, она знает. Это я не понимал, как ей тяжело и одиноко, как душно в доме Атеши, – а она все видела.

– Я думал, чувствовал, ты не такая, как они. Надеялся, что после посвящения тебе и так все будет ясно. – Эти слова были такими тусклыми, меркли рядом с ней. Вот же она – совсем близко, слышит меня и понимает. Я засмеялся, сказал: – Глупо, конечно. Тебе и без посвящения все ясно.

Я смутил ее: Нэйталари отвернулась, скользнула вперед и, поймав мою руку, потянула за собой. В ее ладони огнем билась радость, но и печаль не утихла – тянулась от сердца. Печаль о деревне, о людях, которым мы должны светить и которые нас не понимают.

– Пойдем, я хочу послушать источник, – сказала Нэйталари, и тропа вновь потекла под нами, торопя и маня.

Я шел, оставая на полшага, ступал по следам Нэйталари. Колкий иней обжигал ступни, я не мог отличить холода от жара. Смотрел на ее руку, стиснувшую мои пальцы, на тяжелую косу на плече. Луна мерцала на камнях, вплетенных в волосы.

– Я не понимаю, почему они такие. – Голос Нэйталари был тихим, как ночные вздохи леса. – Я думала, после посвящения буду знать, что делать. Боялась, ты считаешь, что я все вижу как они, или что так оно и есть на самом деле. Я многого не понимаю и боялась, ты не станешь со мной говорить. Мне нужно было прийти раньше.

Она запнулась, смолкла, но чувства ее бушевали, рвались на волю сквозь прикосновение: безоглядная вера, любовь, – словно я всегда был ее старшей звездой, словно душа ее была посвящена мне, а уже после – источнику.

Тропа сияла и пела, мы были уже близко. И пело мое сердце, сжигало мысли. Скрытый источник выбрал меня, и Нэйталари в меня верит, – вместе мы сделаем то, что никому другому не по силам, вместе мы озарим небо.

– Мне надо было самому заговорить с тобой, – сказал я. – Не важно. Все вовремя и все как надо.

Поляна открылась перед нами, тропа замерла. Мы остановились на краю.

Эцэлэт, Эцэлэт, мой посвященный, ты здесь.

Песня источника искрилась счастьем, как моя душа, покрытые исморозью листья переливались и мерцали.

Нэйталари подняла на меня взгляд, улыбнулась. В ее пальцах чуть приметно дрожала тревога – или предвкушение? Они стали неразделимы сейчас.

– Что нужно делать во время посвящения? – спросила она. – Это долго?

Мне было легко ответить здесь – в сердце серебристого немолкнущего света.

– Войти в источник, слиться с его песней. – И песня звучала в моих словах, овевала все вокруг. – Долго или нет – поймешь сама, ведь если мы будем связаны, я буду ждать тебя снаружи, ты вернешься ко мне.

Нэйталари кивнула, лунные тени скользнули по лицу.

– А что нужно, чтобы соединить нас? Я знаю, есть песня... – Она закрыла глаза, вслушалась в звон скрытого источника, в тишину леса. Мы были так близко – казалось, я могу различить ее мысли. – Обязательно ждать до завтра?

Она думает о том же, что и я.

Я взял ее за плечи и услышал свой голос, серьезный и тихий:

– Незачем ждать. Если ты знаешь песню, пой вместе со мной. Если нет – пой песню души.

 

Напев рождается в земле, в ночном ветре, в лесной темноте. Я – лишь струна, я оживляю звук. Он взлетает, острый и ясный, пронзает нас, сердце к сердцу. Свет наших звезд пылает, заслоняя мир, а песня течет, сплетается, обвивает нас. Все крепче и крепче. Я пою, Нэйталари поет, песня заполняет души. И кто назвал мой источник скрытым – он вокруг нас, он повсюду, мы лучи его света. Я вижу свое отражение в глазах Нэйталари, чувствую исток ее жизни в своем сердце.

Едины.

Песня смолкает, но волшебство остается, окутывает нас. Я обнимаю ее, наши сердца бьются рядом, наши песни текут сквозь друг друга, раскаляются все жарче. Неистовый жар – вот-вот расколет душу, но мы уже не сможем жить без него.

Нэйталари тянется ко мне – сияющая, моя, – я обнимаю ее еще крепче. Наклоняюсь, пью ее дыхание, полное отзвуков песни. Шепот обжигает кожу, в каждом прикосновении – звездное пламя.



Влада Медведникова, А.Кластер

Отредактировано: 27.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться