Свет твоей Души

Свет твоей Души

Впервые Настя увидела женщину, когда та нянчила паука.

Было утро понедельника, самого неприятного из всех дней. Настя опаздывала в школу, потому что лифт сломался, и ей пришлось спускаться по лестнице, что получилось еще медленней обычного: очень кружилась голова, а когда все так, нужно точно-преточно знать что внизу есть ступенька, чтобы не пропустить ее и не упасть.

Врачи говорили, что так будет с Настей всегда, если не купить лекарство, очень дорогое — поэтому и копят на него долго. Доктора собирали деньги всей больницей, чтобы набрать необходимую сумму, и все не хватало.

Мама денег не давала, боясь, что папа будет ругать ее и снова побьет. Настя не винила маму: никому не хочется быть наказанным. В свои девять она уже хорошо это понимала.

Один пролет, другой. Опаздывать не хотелось, сегодня в классе будут читать “Филипка”, очень хотелось успеть к началу. Ругать за опоздание никто бы не стал, но зачем привлекать лишнее внимание?

И “Филипка” послушать хочется.

Настя одолела последний пролет, остались крутые ступеньки у входной двери, зато всего шесть.

На ступеньках сидела молодая женщина.

«Какая красивая, — мелькнуло в голове. — Как из кино или сказки». На женщине было длинное темно-зеленое платье с треугольным вырезом на груди, лежавшее мягкими складками прямо на грязном полу. Настя сперва не увидела ее лица за длинными черными волосами.

Женщина протягивала руки к чему-то на перилах. Приглядевшись, Настя увидела большого черно-желтого паука. Он поднял многосуставчатую лапку, коснулся пальцев женщины и перебежал на ладонь.

Женщина оглянулась и посмотрела на Настю.

«Красавица!», — снова подумала оторопевшая девочка. Такие лица она видела только на картинках: узкое, бледное, глаза черные, неподвижные, темные губы и глубокие тени на скулах и вокруг глаз. Незнакомка была похожа на заколдованную принцессу. На секунду Насте показалось будто она видит на лице женщины восемь глаз, но это наверняка был морок от головокружения, который тут же прошел.

Под чужим взглядом девочка смутилась. Шагнула вперед, клоня голову.

— Извините, — прошептала, проходя мимо, забыла посмотреть под ноги, споткнулась и чуть не упала, не поняв даже, что вдруг ее удержало. А оглянувшись, увидела, что женщина удержала ее от падения, поймав за капюшон. Одной рукой.

Настя смутилась, запуталась в словах благодарности и выбежала за дверь.

***

В школе Настя отвлекалась. Рисовала на полях тетрадей паучков. А после уроков осталась на продленку. За это никто не платил, но учителя не возражали, чтобы она оставалась. Когда же и дополнительные занятия подошли к концу, Настя пошла домой самым кружным путем.

Если прийти слишком рано, папа будет сердиться, что ему помешали отдыхать, и может начать кричать. Вечером, когда он уйдет на смену, а дома останется только мама, получится наконец вернуться. Мама, когда пьет, часто плачет, но дерется очень редко. А если она не станет пить, то, может, даже приготовит покушать! Настя обычно кушала в школе, дома только удавалось перехватить что-нибудь, но как было бы здорово, если бы мама приготовила настоящий обед, как раньше!

Лифт работал, но остановился этажом ниже, чем надо было. Настя вышла, чтобы подняться по лестнице, и снова увидела ту женщину.

Та стояла перед раскрытой дверью квартиры напротив какого-то мужчины. Он смотрел на женщину потерянно, будто забыл, куда и зачем шел, ее же взгляд был прямым и холодным. Женщина кивнула внутрь квартиры, мужчина вздохнул, будто всхлипнул, и покорно пошел внутрь. Настя хорошо разглядела его лицо с отросшей щетиной и родимое пятно над левым глазом.

Женщина посмотрела на Настю.

— Здравствуйте, — поздоровалась девочка. Та не ответила, только слегка наклонила голову, следя, как Настя поднималась наверх.

Мама была пьяная и уснула перед телевизором. Настя приняла все нужные лекарства, отыскала хлеб и банку из-под консервов, села рядом с мамой и стала есть хлеб, макая его в масло.

По телевизору показывали новости и каких-то злодеев. Настя поняла, что они ограбили кого-то и убили. На экране появились фотографии и Настя узнала пятно над глазом — и мужчину, который зашел к той женщине.

***

Во вторник у Насти очень кружилась голова. Она пришла домой пораньше и рискнула попросить у мамы таблетку. Папа услышал и раскричался, что денег нет, а они все тратят на ее лекарства. Мама только жалобно защищалась. Настя сбежала из квартиры, жалея, что вообще стала просить при папе, ведь теперь он будет сердит на маму. Лучше не попадаться ему на глаза, тогда он успокоится быстрее. Так мама всегда говорит.

На улице было очень холодно и Настя побоялась выходить из подъезда. Она медленно спустилась этажом ниже, поглядывая на дверь той квартиры. Зачем человек из телевизора приходил, почему так смотрел на женщину? Загадка! Как в кино.  

Дверь, скрипнув, отворилась. Незнакомка стояла на пороге и смотрела на девочку.

— Здравствуйте! — Настя была вежливой. — Как поживаете?

Женщина медленно подошла к ней. Шагала она, будто плыла, неторопливо, изящно, как черный лебедь из балета. Запись «Лебединого озера» им показывали на уроке музыки.

Соседка присела перед Настей, не заботясь, что платье метет по полу. Настю будто околдовала странная красота ее лица и всей тонкой фигуры. Это казалось совершенством.

Женщина вдохнула воздух рядом с Настей и девочка даже немножко обиделась: да, мама часто забывала постирать одежду, но иногда, когда мама спала, Настя стирала сама, а о том, что надо мыться, всегда помнила.

— Ты болеешь, — вдруг сказала женщина, — и умираешь.

У нее был тихий голос, похожий на шепот ветра в заброшенном доме.



Юлия Цезарь

Отредактировано: 13.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться