Свет Зимидара

Глава 5.

Весеннее солнце пригревало, даруя негу и лень. Нежная зеленая трава приглашала прилечь, а не просто сидеть на свёрнутом плаще, прислонившись к стволу дуба. Даже не верилось, что только середина весны, а не лето. У них в Зимидаре сейчас ещё поют свои песни вьюги, кружат в танце снежинки, щиплет за нос мороз – царство матушки Зимы, в которое она пускала других богов лишь ненадолго.

Висее бы здесь понравилось. Она ведь так любит солнце и тепло, очень редко появляющиеся в Зимидаре. Да и ему, когда рядом дочка знахарки, легче справляться с приближающимся Слиянием. Но Висея отправиться в империю вместе с ними не смогла.

Дар со вздохом сожаления открыл глаза и оглядел поляну, на которой решили немного отдохнуть и перекусить. Взгляд задержался на воришке. Тот прислонился плечом к стволу толстой берёзы на краю поляны и задумчиво жевал яблоко.

Нужно признать, Дар и впрямь ошибался в Рыже. Отава много рассказала о воришке. О том, что Рыж предложил помощь Собине, когда её после смерти мужа вместе с детьми выгнал из дома деверь. Брат мужа даже не позволил взять ни одной вещи, так, в чём была, и вытолкал на улицу. Рыж помог ей устроиться в пекарню, хозяин которой выделил комнату. О том, как приютил Отаву, которая пыталась его обокрасть. Девочка была дочерью служанки, а кто отец, навряд ли знала даже мать. После убийства матери каким-то алкашом, Отава оказалась на улице. Также Рыж защитил Отаву от загребущих рук Малуши – хозяйки борделя «Пчёлки», которая часто выискивала в трущобах красивых детей. А вот Тюря родился в борделе. И быть бы ему мальчиком Малуши, если бы первая же клиентка не обвинила его в воровстве. Тюря бежал и наткнулся на Рыжа, который помог скрываться от Малуши, пока Щерба, один из главарей, не заставил женщину держаться подальше от них всех.

К тому же не стал бы Рыж показывать своё убежище тем, против кого задумал недоброе.

Да и Светику воришка нравился, а она редко ошибалась в людях.

Под боком недовольно завозилась Светик. Дар искоса глянул на неё и улыбнулся. Сестрёнка обиженно поглядывала на Рыжа. Тот насмешливо улыбался и вдруг подмигнул ей. Девочка, гордо вскинув подбородок, отвернулась, а Рыж засмеялся.

Сестрёнка от самого Убежища дулась на воришку и высокомерно его не замечала, а Рыж только посмеивался. Светик и правда забавно выглядела. Дар сам еле сдерживал смех. Не умеет сестрёнка злиться. Напрасно она всё же. Видела бы, как заворожено Рыж наблюдал за танцем. Воришка, конечно, в чём-то прав: их царевна привыкла к вниманию, восхищению. Любимица всего зимидарского двора, она всегда получала всё, что захочет. Ну как ей не потворствовать?

Из леса появился Рос, разыскал взглядом сестрёнку, приглашающее кивнул. Тут же Светик вскочила, Дар едва успел её схватить за руку.

- Ты куда?

- Сейчас придём, - улыбнулась девочка. Осторожно высвободила руку, побежала к брату. Рос что-то ей сказал и, взявшись за руки, ребята исчезли в лесу. И отчего у него дурное предчувствие? Может оттого, что авантюры близнецов никогда не проходили без последствий?

Рыж удивлённо проводил взглядом парочку, оттолкнулся от дерева и подошёл к Дару.

- Ну и куда их понесло?

Дар невозмутимо пожал плечами, мол, откуда ему знать.

Рыж недовольно поморщился:

- И ты так спокоен?

Дар сердито глянул на Рыжа. Какой-то воришка будет ему выдвигать претензии? Предупреждающе качнул головой:

- Парень, не наглей! – вздохнул, усмиряя неожиданно возникший гнев.

- Не понимаю я вас! – буркнул воришка, снова с тревогой глянул в сторону леса, куда убежали близнецы. Предупреждение, видимо, пропустил мимо ушей. – Отпустить детей одних в лес?

Случайно сам-то воришка леса не боится? Городской!

- Не удивительно! Пеневиец никогда не поймёт зимидарца. Вы со своим стремлением к власти, к золоту, комфорту совсем забыли о природе. Для нас лес безопасен, он нам ближе, чем городская суета. Ты только вдохни свободный от городской грязи и вони воздух, взгляни какая красота кругом, пройдись по траве босиком. Вот это всё Лес.

«Дикари!» - едва слышно буркнул себе под нос Рыж.

Только благодаря истончившемуся из-за приближающего Слияния слуха Дар расслышал и с презрением бросил:

- Да кому я это говорю? Пеневийцу!

Руки воришки скрестились на груди, глаза сердито сощурились, парень приторно вежливо процедил:

- Ваше высочество, а вы случайно не упустили из виду, что часть населения полуострова – это презираемые вами пеневийцы?

- Парень, в Зимидаре – только зимидарцы. Посмей только ещё намекнуть, что что-то или кто-то относится к Пеневии…

- И что тогда? – вызывающе ухмыльнулся Рыж.

- Выпорю! – наглый воришка совершенно забыл, с кем разговаривает!

- Не посмеешь! Ваше высокомерие, ваше высочество, может потягаться с высокомерием самого Герцога Лета!

Сравнить с Летом? С этим лицемерным богом? Да как этот воришка смеет?

Дар вскочил на ноги и угрожающе навис над гордо вскинувшим подбородок Рыжем. В глазах воришки был вызов. Парень даже не подумал отступить. Из глубины души стал подниматься гнев. Дар сжал кулаки, едва сдерживаясь, от желания врезать по этой наглой лисьей морде. Усилием воли усмирил бушующую в душе злость.

- Это с чего такое беспокойство за близнецов? – деланно спокойным тоном спросил он, снова усаживаясь под дерево.

- Не твое дело! – буркнул воришка.

Вернулся к дереву, у которого стоял, и устремил обеспокоенный взгляд в лес. Кажется, он и впрямь тревожился о близнецах. Или же только о Светике? Дар не удивлён. Сестрёнка умеет располагать людей к себе.

Что-то, правда, давненько нет малышни. Куда это они могли запропаститься? Лес, конечно, не опасен, но они ведь могут найти приключения на свои шкуры и в спокойной лесной идиллии. Одарила же Матушка Зима неспокойными родственниками.



Алена Малышева

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться