Свет Зимидара

Глава 4.

Длинная портретная галерея опоясывала дворец. Императоры и императрицы, начиная с основателя Пеневии и заканчивая Иданом 1, казалось, с недоумением разглядывали шагающую по мягкой дорожке новоиспечённую принцессу. Наверняка, они недовольны зимидаркой, которая должна пополнить их ряды.

Не волнуйтесь, её портрета здесь не будет. Она постарается.

Света отвернулась от полотен и посмотрела на стража-хранителя, с невозмутимым лицом шагавшего рядом. Лис за эти дни редко оставлял её одну. И ей было приятно знать, что он рядом. Хотя забыть о том, что он обо всём докладывает Вышевиту, не удавалось.

— Лис, расскажи, как ты попал в стражи.

Лис небрежно пожал плечами и спокойно произнёс:

— Семь лет назад, когда ваш корабль отошёл от берегов Пеневии, учитель предложил послужить родине, обещал обезопасить мою семью, и я согласился. Несколько лет учёбы, затем три года работы в других странах…

— Шпионом был.

— Разведчиком, — твёрдо поправил Лис. — Учитель вызвал в империю. И вот я уже год страж-хранитель. Сначала охранял принца, сейчас вас, ваше высочество, — в голосе появились едва заметные недовольные нотки.

— Но тебе это не нравится, — уверенно подытожила Света, снова рассматривая портреты.

— Да, ваше высочество. Будь моя воля, остался бы разведчиком. А честь охранять вас предоставил кому-нибудь другому.

— Почему?

Страж промолчал. Света вздохнула: ещё один вопрос без ответа. Остановилась перед портретом Идана с семьёй, стараясь скрыть мелькнувшее в душе недовольство. Всё равно допытываться бесполезно. Лис ведь в первый же день признался, что в его обязанности входит также шпионство за ней. Может, поэтому и не желал её охранять?

На полотне император Идан с гордой улыбкой приобнимал за плечи сидящую рядом жену. На руках красивой женщины с золотистыми свободно вьющимися волосами, с глазами, сверкающими нежностью и счастьем, находился младенец. Художник, желая показать сходство матери и ребёнка, с особой тщательностью прорисовал личико младенца с такими же зелёными глазами, как у императрицы.

Света отвернулась от портрета и попросила стража:

— Расскажи о своем учителе. Что он за человек?

Лис несколько секунд молчал, а потом тихо заговорил:

— Вышевит один из самых лучших воинов, которых я знаю. Он умён, проницателен, предан империи. Семь лет назад помог моей семье, нашёл для нас дом в безопасном районе, не дал моим старым дружкам навредить моим родным…

Света больше прислушивалась к теплоте голоса Рыжа, к его восхищённым интонациям, чем к словам. И всё сильнее убеждалась, что страж предан своему учителю до мозга костей.

— Он заменил тебе отца, — уверенно проронила она, когда страж на миг замолк.

Лис удивленно на неё посмотрел, кажется, он об этом не думал. Задумчиво нахмурился и вдруг кивнул:

— Да!

****

Света остановилась на пороге своей гостиной, дожидаясь, когда на неё обратят внимание. Четыре фрейлины, сидящие на диванчике у окна, заметили появление своей принцессы, тут же бросили пяльцы и разразились восхищенными ахами и вздохами.

— Ваше высочество, вы прекрасны! — жеманно прижав к груди руки, выдохнула Криста, княжна Волынская. В её голубых красивых глазах мелькнула зависть. — Ваше платье бесподобно!

— Это ведь скифский шёлк? Да? Только он может быть таким лёгким, воздушным, нежным, — с не меньшим восхищением вторила её сестра-близнец. Семнадцатилетних сестрёнок-блондинок не мог различить даже их отец.

— А можно прикоснуться? — промямлила Элен, теребя ленточку-поясок своего белого платья. Дождавшись кивка царевны, быстро подбежала к Свете и неуверенно, чуть касаясь, провела по пояску платья. — Он такой нежный, словно лепесток розы. А цвет-то переливается, как сквозь росу на цветке. Ваше высочество, это платье вам очень идёт. Вы в нём такая красивая.

— Спасибо, Элен, — улыбнулась Света. Кругленькое лицо молоденькой фрейлины осветилось улыбкой, серые глаза засияли. На миг эта неуверенная, немного полноватая девушка превратилась в красавицу, которая могла бы затмить всех своих троих наперсниц.

Кристу, Алисию, Элен и Анну император представил царевне на следующий же день после свадьбы. Все четыре не замужем. Сестры-близняшки ничего особенного из себя не представляли: типичные представительницы высшей аристократии Пеневии — кроме нарядов, женихов, балов и сплетен ничем не интересовались.

Миледи Элен — младшая дочь графа Старского из Горимского княжества, неуверенная в себе девушка, фрейлиной стала случайно. Её отец оказал какую-то услугу императору, и в благодарность его величество выполнил просьбу графа. Видимо, граф надеялся, что если его пятнадцатилетняя дочь будет среди высшей аристократии, то её заметит какой-нибудь из княжеских сынков и, кто знает, может, дочка когда-нибудь станет княгиней. А вот саму Элен это не интересовало. Она была готова всё отдать, только чтобы рисовать, рисовать, рисовать.

Вот и сейчас, осененная какой-то идеей, девушка подбежала к столу, схватила листок бумаги и чернила с пером со стола Светы, даже не спросив разрешения. Устроилась на подоконнике и, изредка посматривая на царевну предвкушающим взглядом, начала рисовать. Света мысленно улыбнулась. Она понимала свою фрейлину. Сама, занимаясь любимым делом, обо всём забывала, в том числе о приличиях и манерах.

Единственная, кто ничего не сказала о её наряде — это гордая, с высокомерным взглядом брюнетка, Анна, княжна Радосткая. Умная, красивая, знающая себе цену шпионка. Только кого: князя Гарко, принца или кого другого, ещё было неизвестно. Но то, что шпионка — это точно. Хотя, по словам Рыжа, не из-за идеи — из-за денег. Маленькое княжество Радосткое похвастаться своим богатством не могло.



Алена Малышева

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться