Свет Зимидара

Глава 5.

— Где она?! Зимидарская девка. Я убью её! — в комнаты принцессы влетел взбешённый Властин, потрясая в кулаке какой-то бумагой.

Княжны Волынские сразу же застыли в своих креслицах, уронив на колени пяльцы с вышивкой. Чего в их глазах было больше: страха или обожания, не разобрала бы и Матушка Зима. Миледи Элен испугано сжалась. А миледи Анна в приветствии склонила голову.

Властин, наплевав на то, какой произвёл переполох в гостиной, подскочил к принцессе и, не переставая извергать угрозы, чуть ли не под нос сунул измятую бумагу.

Светозара медленно положила книгу на колени. Легко кивнула фрейлинам:

— Девушки, вы можете идти.

И только когда фрейлины быстренько выпорхнули из комнаты, посмотрела на Властина:

— Вы что-то хотели, ваше высочество?

Интересно, Властин слышит, сколько насмешливого презрения в голосе принцессы? Да куда ему?!

— Это что? — зло процедил принц и встряхнул бумагой в руке.

Светозара осторожно выдернула из руки мужа бумагу, развернула, окинула взглядом и пожала плечами:

— Указ, ваш указ недельной давности. Вас что-то не устраивает? — а в янтарных глазах — насмешка.

Насмешка, слишком часто возникающая за эти полгода. Светозара ведь смеётся над ними всеми. Над принцем — не упускающим случая её оскорбить и изредка пытающимся поднять руку. Лишь предупреждение императора пока ещё его удерживало. Над аристократами, мечущимися между принцессой и принцем. И над друзьями своего мужа, готовыми добиваться благосклонности Властина попытками унизить принцессу. Вот именно попытками. Как говорила Светозара, унизить может лишь тот, кто по своему духу стоит выше. Но такой человек сам не позволит себе намеренно оскорбить кого бы то ни было. Мало к кому Светозара благоволила и относилась с уважением, но за этих людей Лис мог бы полностью поручиться.

— Ты, не смей играть со мной! Это что? — принц резким движением подчеркнул ногтем какую-то строчку.

— Размер пошлины, — наивно похлопала ресницами принцесса.

— Дура, сам знаю! Здесь сорок золотых должно было стоять, а не четыреста!

— Разве? А я-то тут причем? Ты после меня ставил визу! — уверенно отреклась Светозара.

Это должно было произойти. И так полгода принцесса водила мужа за нос, исправляя неугодные для империи, по её мнению, указы. То прольёт вино, отчего бумага промокнет насквозь и приходится переписывать заново, то Снежок вдруг захочет попробовать указ на вкус. Ну и принцесса, не желая беспокоить писаря, напишет новый. Заменить одно-два слова, подставить или убрать нолик и вот документ приобретает совсем другое значение. А принц внимательно перечитывать не привык. Обругает на чем свет стоит эту «дурёху» и снова поставит свою визу. Исполнение его не волновало, но, кажется, интересовало тех, кто стоял за ним.

— Ах ты…! — принц замахнулся.

— Ваше высочество, его императорское величество желает вас видеть, — с учтивым поклоном обратился к принцу Лис, появившись из тени у входной двери.

Он, и правда, перехватил до этого слугу, ищущего Властина. И вызнал, зачем тот понадобился. Безопасность принцессы на первом месте, а все, что касалось принца, могло быть опасным.

Властин медленно опустил руку и прошипел со сдерживаемой яростью:

— Мы ещё поговорим, жёнушка!

Принцесса, даже не шелохнувшаяся при угрожающем жесте мужа, ответила твердым взглядом, на губах мелькнула презрительная усмешка. Принц угрожающе прищурился, но говорить ничего не стал, отвернулся и сердито зашагал к выходу. Попавшийся ему на пути Лис пренебрежительно не был удостоен внимания, страж на это лишь безразлично пожал плечами.

Светозара, проводив задумчивым взглядом мужа, сильно хлопнувшего за собой дверью, тепло и с нежностью улыбнулась стражу:

— Лис, вечно защищать меня от Властина у тебя не получится.

— Ваше высочество, а кто сказал, что я вас защищаю, а не принца? — усмехнулся он.

— Опять «ваше высочество»? — поморщилась Светозара, но снова просить называть её по имени не стала. Наконец-то. Хватит и того, что он, бывает, забывается и мысленно зовёт её Крошкой. Не нужно забывать: она принцесса, его подопечная, он отвечает за её безопасность. Сближение может привести к беде, чувства — помешать.

Принцесса встала с кресла и, подойдя к Лису, с благодарностью попыталась прикоснуться к его плечу.

— Спасибо, мой дух-хранитель. — Он едва уловимо уклонился. На лице девушки мелькнула обида, сменившаяся натянутой, понимающей улыбкой, рука опустилась. Света посмотрела в сторону дверей. — Интересно, а куда делся Снежок?

В голосе появились тревожные нотки. Неудивительно, пёс оказался злопамятен. Умное животное сразу поняло, кто главный враг его хозяйки, и изобретательно устраивало пакости принцу. Проберётся в комнату Властина, подчистит поднос с ужином, или же в самый неподходящий момент вдруг заглянет в кровать — любовницы принца весьма эмоционально реагировали на такого гостя. А сколько одежды принца оказывалось в слюнях — не сосчитать, а мёртвые крысы в кровати, а возникновение пса под ногами в самый неожиданный момент, отчего принц едва не бороздил своим императорским носом королевский пол. В итоге эти полгода для принца были занимательными и нескучными. Вот только выслушивать Властина, не выбирающего выражений, приходилось Светозаре, да и Лису, который старался держаться поблизости, особенно если недалеко принц. Позволить снова навредить своей принцессе Лис не мог. Света пыталась запретить псу приближаться к Властину, но Снежок оказался упрям. И снова, раз за разом, доводил принца.

— А вы как думаете? – ответил Лис вопросом на вопрос.

Янтарные глазки испуганно сверкнули:



Алена Малышева

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться