Светлая тьма

Глава 5. Особенности постельного режима

- И это должно мне польстить? - Дана демонстративно принялась любоваться своим маникюром. - Да, такой специалист, как я, Вам конечно же нужен, Айгор. У нас с Вами что ни встреча, то я снимаю с Вас проклятие. 

"Жаль, не одежду", - пронеслось в голове насмешливое.

Если честно, предложение Ди Комра её обидело. "Я Вас покупаю". "Я решил". Кинул ей деньги, и она должна с радостью согласиться? Попросил бы нормальным языком, да она бы каждый день хоть по десять штук с него этих проклятий снимала. Делала же раньше, и бесплатно. А так - первым делом захотелось отказаться. Воспоминание, как Айгор отбил её у нежити и поднял на руки, сладко ныло под ложечкой, но по сути... Больше ничего он не сделал. И даже это - скорее, из-за трудовых обязанностей.

Глава службы Безопасности на её выпад внешне никак не отреагировал, но всё же девушке показалось, что его самолюбие было задето. 

- Хорошо, чего Вы хотите, госпожа Солярис? Я должен увеличить цену?

- Ну, во-первых, - тут Дана сладко потянулась на постели, наблюдая, как взгляд Айгора прошёлся по ней сверху вниз и обратно, - мне очень интересно, что за дела у тебя с проклятиями. И, во-вторых, - блондинка переложила одну ногу поверх другой, испытывая удовольствие от того, что мужчина всё это время не сводил с неё глаз, - я думаю, что справедливо отплатить за услугу услугой, м? Скажем так, за каждое снятое проклятие ты должен будешь мне желание, - и она посмотрела прямо ему в глаза, похлопав ресницами. Железный Айгор таки сглотнул, но сурово промолчал. - О, не переживай, это не будут невыполнимые желания. Я понимаю, что ты боишься, что не сможешь их выполнить, но я сделаю тебе скидку. На каждое моё желание хватит и полтора часа... - и Дана специально смерила мужчину задумчивым оценивающим взглядом. - Или полтора часа - слишком много? Час? Что, сорок пять минут? В полчаса уложишься?? Имей в виду, на пятиминутку я уже не согласна! 

Лицо Ди Комра просто окаменело, взгляд потемнел, заходили желваки, и на шее забилась жилка. Он скрестил руки ещё сильнее, и, раздувая ноздри, ледяным тоном произнёс: 

- Да ты сама будешь умолять, чтобы я прекратил исполнять твои желания! - и с этими словами он наклонился к ней, видимо, собираясь начать "исполнять" авансом, но Солярис упёрла руку ему в грудь. 

- Нет, дорогой, мы договорились, что с этого момента одно снятое проклятие - одно желание, верно? - и она дождалась пока Айгор нетерпеливо кивнёт, тряхнув при этом волосами. - Да и знаешь, сегодня я не в форме, чтобы загадывать желания, меня тут днём убивали и ещё не вылечили до конца. Так что спокойной ночи, - и она помахала безопаснику рукой и ресничками. 

Айгор ошалело моргнул, потом после паузы отстранился, многообещающе улыбнулся, мол "сама напросилась, не знаешь, что связалась с опасным и холодным мной, ну я так и знал, что ты передо мной не устоишь, ещё одна бросается на шею" - по крайней мере, всё это Дана прочитала в надменном тёмном взгляде. Тем не менее, вспышка гнева быстро прошла, Айгор взял себя в руки и снова выпрямился, напоминая сверкающий айсберг. Даже и не скажешь, что на самом деле в этом мужчине скрывается столько страсти, как в спящем вулкане. Дана вспомнила их поцелуй в первый день знакомства, когда она использовала любовные чары, чтобы его отвлечь. Такого накала она точно не ожидала!

- До встречи, госпожа Солярис, - тем временем обронил Ди Комр и вышел за дверь, будто ничего и не было.

Дана вздохнула. Ну почему даже на самых умных и стойких мужчинах почти всегда работает этот трюк, которому научила её матушка? Немного соблазнения, чтобы мозги начали отступать на задний план, взять на слабо, а потом напомнить, какие мы хрупкие и слабые - и вуа-ля, мужик завёлся и теперь будет исполнять программу, пока не кончится завод. Отдать должное Айгору, он ещё быстро пришёл в себя, да и не известно, что он сделает, когда узнает, что желания Даны будут далеки от постельного режима... Вполне может сделать так, что она много раз пожалеет о том, что отказалась от денег. И всё же... на кону куда более желанный приз.

Дана завернулась поуютнее в одеяло и попыталась заснуть. Мысли то и дело возвращали её к одному высокому брюнету. Так. отвлечься. Завтра новый день. Новое утро, когда свет сменяет тьму, однозначно сделает текущую ситуацию понятнее. Вообще, утро и вечер были любимыми временами суток Даны. Ей нравилось, когда свет и тьма присутствуют одновременно. Может, это были настойки Анаплиана, может, усталость после пережитого, но девушка, наконец, погрузилась в царство Морфея. Ей снилась фигура в чёрном плаще с костлявыми пальцами, которая манила к себе.

Дана проснулась рано. Паршивый сон. В окно брезжили ранние утренние лучи. Она откинула одеяло, потянулась и поняла, что чувствует себя просто прекрасно, а поэтому в Лазарете можно больше не оставаться. Душа требовала действий. И лучше всего обрадовали бы Дану новости о поимке нежити. И желательно, какое-нибудь мелкое проклятие, напавшее на Айгора... Ммм...

Первым делом - сбежать в свою комнату мимо бдительного младшего доктора Юмбелис - дамочка была очень исполнительной, а пациентов держала, как бульдог держит кость. 

- Вы же знаете, что Вам необходимо заполнить комплект документов, если вы отказываетесь от дальнейшего лечения? - безэмоционально спросила голубокожая розововолосая доктор расы эмоморфов. Они сами были крайне скупы на эмоции, при этом легко считывали состояние других живых существ, обладая сильным даром эмпатии. Идеальные врачи, психологи, дипломаты и торговцы. В Академии даже существовал специальный курс для таких, потому что безэмоциональные по природе эмоморфы не могли без посторонней помощи понять важность и влияние эмоций в жизни других рас.

- Отказ от лечения, отказ от претензий, отказ от выплат по производственной травме, принятие последствий на себя, верно? - скучающе перечислила главный декан. Как же ей не помнить этих бумажек, если они вместе с Кси и Шеф придумывали эту хитрую систему, стимулирующую безответственных к своему здоровью студентов и преподавателей (а таких среди магов имелось много) выдерживать все медицинские процедуры до конца.

- Ещё заверить в администрации Академии, - педантично уточнила эмоморф.

- Ну я администрация, где у вас там заверять надо? Сейчас подпишу и даже печать поставлю, - хмыкнула Солярис, играя золотым кольцом-печаткой с гербом Академии. 

Уже на пороге Лазарета её догнал доктор Анаплиан, хлопая огромными синими глазами. Белые волосы в косичках развевались от быстрого бега и запутались. Длинный и худой, плеядеанец даже чем-то напоминал огромную растерянную бабочку, где-то оставившую крылья. 

- Госпожа Солярис! Дана! - мелодично позвал он. Плеядеанцы в принципе не умеют кричать, и когда они пытаются это сделать, испытывая переживания, их голос становится лишь более высоким и переливается нежными хрупкими нотами, выражая всё огорчение обладателя. Такому голосу очень сложно отказать. 

- Доктор, - умоляюще посмотрела на него Дана. Она знала его чуть ли не с рождения, ведь именно в Академию её мама пришла с новорожденной малышкой искать укрытия и помощи. В детстве силы Даны были нестабильны и требовали постоянного присмотра со стороны опытных магов. Так что она часто была гостьей Лазарета. Именно Анаплиан наблюдал её всю её жизнь и сделал невероятно много, чтобы стабилизировать её дар. В детстве она даже дёргала врача за косички, сидела у него на коленях и всячески мешалась, пока он проводил с ней лечебные манипуляции. Так что огорчать беднягу не хотелось.

- У нас остались сегодня ещё три обследования, - беспомощно сказал плеядеанец. 

- Дядя Ан, - вздохнула она. - Ну я же уже большая девочка. Спасибо, что исцелил.

- Дана, тебе лучше остаться в Лазарете! - зазвенел его голос ещё более мелодично, практически как у птички, сигнализируя о крайнем беспокойстве. 

- У меня сегодня дела. Я принимаю должность замдиректора. И вообще... 

- Не надо подвергаться опасности! Не связывайся с этим некромантом, - попросил он. - Спрячься на время, это лучший выход! 

Конечно же, от главного врача, который постоянно исцеляет следы от встречи с нежитью, ничего не утаишь. Дана и не надеялась, что доктор не в курсе о существовании преступника в Академии. Видимо, чувствительный плеядеанец так испереживался за неё, увидев следы удушения, что теперь хотел защитить. 

- Дядя Ан, всё будет хорошо. Я больше не лопухнусь и на рожон не полезу, - пообещала суккуб. - Здесь целая Академия магов и безопасников, ну что может случиться? - бедняга захлопал длинными белыми ресницами. - Всё, я пошла, - Дана, расчувствовавшись, поцеловала врача в щёку и перенеслась прямиком к дверям общежития. Правда, мужского, а не женского - ну что поделать, сложно перенестись туда, куда хочешь, если твоим папой был неведомый элементаль света и инструкцию к способностям не приложил. Спасибо хоть, путь сократила. 

Душ, укладка, макияж, бежевый брючный костюм - и Дана снова женщина, а не больная калека, валяющаяся в Лазарете. А то куда это годится - что ни день, тот у неё новая причёска, одна другой "лучше".

Сходив вниз и наскоро пообедав в столовой, Солярис направилась к башне Ксенары. Это была самая высокая башня Академии, и ступеней там было столько, что при одной только мысли о них обычно блондинка переносилась в кабинет Кси автоматически. Этот раз чуть не стал исключением: телепортация не работала где-то ступеньки до сотой. Так что в кабинет драконницы Дана попала во вспышке золотого света, и уже прилично запыхавшаяся. Что стало с пышными уложенными локонами, лучше было не думать. 

Кси сидела в кресле, зарывшись в кипу бумаг. Свитков на её столе было столько, что она полностью скрывалась за ними, была видна только макушка. 

- Данчик, - произнесла драконница, не отрываясь от подписывания какой-то бумаги. Лицо её было сосредоточенным, а глаза блестели золотом, выдавая лёгкое раздражение, - подай мне пожалуйста вон тот свиток с красной лентой. 

- Держи, - Солярис достала нужный свиток из кучи других и подкинула подруге на стол.

- Эй, поаккуратнее с документами! - возмутилась Кси. - Это очень важные бумажки, Эллоиза мне их таскает на разбор уже с самого утра, гори они синим пламенем! Никогда не думала, что моя секретарша - такое чудовище. Стоило ей стать секретаршей директрисы, как она выудила из архива кучу макулатуры, и где только нашла? 

- Смотрю, ты вовсю наслаждаешься статусом директора? - ухмыльнулась Дана.

- Да я просто в экстазе, - кивнула драконница. - И похоже, ночью здесь будет очень жарко. Либо у меня будет страстная любовь с этими манускриптами, либо я сожгу их к драконьей бабушке! Что ты смеёшься? Часть документов я решила отдать тебе, как заместителю, будешь тоже наслаждаться.

Смех блондинки резко оборвался.

- Кси, но я же не могу мешать твоей страстной любви с бумажками, - подняла бровь суккуб. - Я тут точно буду третьей лишней.

- А у нас оргия! - безапелляционно возвестила драконница и встала из-за стола. На её щеке было чернильное пятно, волосы взъерошены из-за постоянного почёсывания макушки. При этом на директрисе было достаточно смелое красное шёлковое платье со струящейся длинной юбкой, украшенное по поясу золотым орнаментом, а на запястьях, шее и в ушах звенели золотые украшения. Золотые кольца были вплетены и в тонкие косички, выглядывающие из длинных распущенных волос. Очаровательная смесь нерадивой студентки и школьницы.

- Так, что я пропустила? У тебя появился мужик? Это ты к любовнику собралась? - воодушевилась Дана. - Давай срочненько рассказывай всё.

- Это я теперь директор.

- А, понятно. "Я директор", часть два, - кивнула суккуб. - Кси, может, успокоишься уже? Лучше б занялась личной жизнью. Вон мужиков целая Академия. Выбирай кого-нибудь побогаче и покрасивее.



Ксения Ярополова

Отредактировано: 16.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться