Светлое завтра

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 13

 

      Я думала, что только лишь разберусь с прошлым, пойму, что делать дальше, так сразу станет легче. Ничего подобного. Сердце по-прежнему болело и рвалось к Уильяму. И хотя я  отлично знала, как трудно делить мужчину с другой женщиной - законной, даже если знаешь, что она назначенная, с огромной страной, делами, уймой причин его отсутствия рядом, все равно вспоминала каждую минутку с любимым, как самое большое в жизни счастье. Мне оставалось всего лишь, мысленно возвращаясь к ушедшим безвозвратно дням, убеждать себя, что это было давно. Очень давно и больше не повторится.

          А еще подгоняла непонятная тревога и хотелось, как можно скорее, покинуть дворец и столицу. Каждый раз, прислушиваясь к шагам вошедших людей, боялась увидеть принцев, держащих в руках рог Сауле, потому что была уверена -- коварная богиня, все же, что-то сотворила с этим телом. Но прошло уже два дня и никто мной не интересовался, кроме Людвига и служанок.

        В это утро я легко поднялась с кровати и прошла к окну, чтобы посмотреть на небо и полюбоваться восходом солнца. Голова больше не кружилась, казалось - сила переполняет меня и совсем не ощущались последствия того страшного ментального удара.

          Служанки появились необычайно оживленные и с порога поинтересовались

- Вы еще не знаете, что вчера произошло на балу?

     С самого первого дня у меня возникли прекрасные отношения с девочками. Они радостно помогали, весело щебетали и вскоре признались, что очень рады прислуживать такой нетребовательной леди. Тогда я настоятельно попросила их объясниться. Оказалось, что с нашествием гостей почему-то сильно были не в духе не только графиня ля Пайкеринг и баронесса ле Терни, постоянно живущие во дворце и мечтающие выйти замуж за принцев, но и фрейлены королевы. Очень сильно сократилось количество "свободных" горничных. Попасть к вышеперечисленным особам считалось почти наказанием. Графиня часто теряла свои драгоценности и затевала скандалы, обвиняя в краже прислугу, а баронесса любила больно щипать и бить веером по лицу, если ей что-то не нравилось. Что уж говорить о фрейлинах! Их вечное недовольство постоянно грозило вылиться в наказание.

- А нам вас так жалко, так жалко! И вы ни капельки не капризничаете, хотя перенесли так много!

        Оказалось, что лекарь предупредил ( очевидно, чтобы избежать чужих сплетен, создал свою историю) о причинах моего недомогания, рассказав затейливое эссе о похищении белокурой баронессы ее ревнивым женихом, бросившем бедную девушку надолго в страшном подвале с крысами, потому что ему не нравилось смотреть, как она танцует с другими.

- Ах, я наверное умерла бы, если бы, как вы, была привязана в темном подполье, где много-много длиннохвостых бегают и пищат!-- с придыханием в голосе говорила Августа.

- Как хорошо, что Его Величество разорвал вашу помолвку!-- поддерживала ее Реджина.-- И лишил вашу тетю опекунства. Не просто быть сиротой, нам ли не знать этого.

       Стоило ли возражать против распространения такой "жалостливой" истории? Меня утешали и относились, как к фарфоровой, драгоценной кукле. Честно говоря, было приятно.

- Посмотрите вокруг!-- время от времени, разными словами повторяли служанки.-- Как много блистательных кавалеров съехалось нынче в столицу. Его светлость герцог Джейнуэй обязательно выберет вам подходящую партию. Он очень добрый и справедливый человек.

       С этим я не согласиться тоже не могла. Людвиг заботился обо мне, как о своей дочери.

Вот и сейчас девушки, весело переглядываясь и подхватив меня под руки, вели в ванну.

- Его высочество принц Базиль затеял занимательную игру, и с помощью таинственного артефакта выбрал себе невесту,-- начала Августа.

- Потом золотой рог взял в руки его высочество принц Ибии - Фредерико, следом наследный принц Хатрая и выбрали тоже, - подхватила рассказ подруги Реджина.-- Говорят талисман нашего королевского дома так сверкал, когда попадал в руки самой достойнейшей девушки, что многие чуть не ослепли.

- И почему Его Величество в свое время не воспользовался им, не понятно!-- грустно вырвалось у одной из служанок, но она сразу же осеклась. Я сделала вид, что не заметила обмолвки.

        После завтрака меня посетил, судя по разговорам, мой нынешний опекун. Дождавшись, когда горничные убрав со стола, ушли, закрыв за собой дверь, Людвиг поспешил обрадовать

- Главное, ради чего и организовывался этот выбор, свершилось. Трех девушек, наделенных благословением богинь, нашли. Я надеюсь, тебя не интересуют их имена.-- я развела руками. Что их фамилии и титулы изменят в моей жизни?

- Я бесконечно рада, что три королевских дома теперь будут обласканы милостью небожительниц. Надеюсь, теперь я смогу покинуть эти апартаменты и отправиться домой?

        "Бывший" ни капли не удивился, лишь только поинтересовался моим самочувствием. Я его заверила, что от недомогания ничего не осталось, тогда он задал всего один вопрос

- Когда распорядиться подать карету?

- Сейчас! - бросила тотчас  же, желая поскорее удалиться от дворца и Уильяма на безопасное, как мне казалось, расстояние.

- Ты разрешишь себя проводить?-- хитрый взгляд и бесстрастное выражение на лице не могли меня обмануть. Герцог все еще хотел заботится обо мне, чувствуя свою ответственность за дальнейшую судьбу "цветочной феи". Я согласилась. Адрес мой он уже знал, а больше пока было нечего скрывать.

- Я хотела бы еще заехать к герцогине Аттвуд и забрать свои вещи, - меня волновали не платья и оставшиеся драгоценности Арианны, а документы и "завещание", сочиненное для банка, спрятанные в особом, устроенном мной, тайнике.



Смык Мария

Отредактировано: 29.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться