Светлолесье: сквозь огонь иди со мной

Font size: - +

Глава 7. Овраги и враги

 

Замок стоял на холме, и мы бодро отправились вниз по тропе, мимо ельника, хоть дорожка и была крутовата.

Как только ворота остались далеко за спиной, я вдохнула полной грудью – только ради этого момента стоило уйти на поиски!

– Асёна, а почему чародеи Превращения такая редкость? – спросила Хелия, которая, по-видимому, следовала своему плану крепко все обдумать.

– Честно говоря, не знаю, – я немного запыхалась при спуске. – Фет как-то шутил, что они вымерли так же, как и чудь.

– Обхохочешься, - пробормотала девушка. – Узнать бы теперь, что такое эта Печать, и, самое главное, для чего она… Ты веришь чародей-безумец… охотится за ней?

– Не знаю. Но мне хотелось бы, – честно призналась я.

– Почему?! – пронзительно синие глаза Хелии округлились, а сама она едва не оступилась.

– Ну… Это бы означало, что что-то меняется в нашем мире, – пояснила я, взглянув на девушку.  Но та лишь недоуменно смотрела на меня в ответ. – Понимаешь… Три с лишним столетия ничего не было, многие руны утеряны. Орден добился своего… И тут это… Знак, что еще не все потеряно!

Хелия посмотрела на меня со смесью жалости и понимания на лице.

– Но ты ведь согласна со мной, что поубивать всех орденцев – плохая затея? – вкрадчиво поинтересовалась она.

Я поперхнулась:

– К-к-конечно! – и отвела глаза.

– Я думаю, наша встреча с чернотой была случайностью… Ай! – Хелия запнулась, и я поддержала ее. – Но эта случайность, скорее всего, сообщила другому чародею о нашем присутствии.

– Да, – согласилась девушка, восстанавливая равновесие. – То, что ты смогла остановить его своими огненными чарами, лишь подтверждает чародейское происхождение. Он или она знает, что мы в Линдозере, но не знает, кто мы… Или знает?

Она беспокойно заозиралась по сторонам, словно из-за ближайшей ели на нас выскочит еще одна тень или того хуже.

– «Сильные чародеи слышат Шепот», – произнесла девушка фразу, которую мы только что подслушали, - А ведь ты сегодня утром говорила про чародейское безумие…

Она выразительно посмотрела на меня.

Голос, дарующий большие возможности…

Который слышала и я.

На заставе, во время ритуала восполнения силы.

Стало не по себе – и оттого ли, что где-то рядом, сокрытый в тени,  может прятаться чародей, или от того, что древние сказания обретали здесь форму…

Что будет, если я еще раз услышу Шепот… Сойду с ума? Стану мясником?

Под браслетами, туго стянутые, засаднили шрамы, будто одна только мысль о противостоянии отзывалась в них самих болезненным предвкушением.

Создать неприятности Ордену. Слишком соблазнительная мысль… Я бы уже не убегала, как в Сиирелл, от Колхата, я бы не позволила близким страдать от моей неосмотрительности…

Раскуроченные ошметки мяса, влажная от крови бурая трава, терпкая вонь опаленной плоти...

Нет!

Я встряхнула головой, отгоняя наваждение и непрошенные мысли.

Я не стану такой.

Единый учил терпению и состраданию, а Фет – прокладывать лучший из возможных путей.

Судьба этого чародея меня не касается. Я пришла сюда в первую очередь – за наставником!  Я должна спасти его и навсегда спрятаться в Обители…

Инирика больше не посмеет называть меня криворукой.

А про Шепот… лучше никому не знать. И мне самой – забыть.

Ведь мне могло и показаться… Да так, скорее всего, и было. Я разговаривала сама с собой и, наверное, обнаружила где-то скрытый резерв силы.

– Смотри, внизу что-то есть, - с содроганием в голосе сказала Хелия, когда спуск наконец окончился.

Но нас ждали бодро устремленные в небо клинья ограды и воронье.

– Так эта дорога ведет на княжеский схронник? – Хелия всплеснула руками. – В этом Линдозере совершенно невозможно куда-нибудь пойти, чтобы не нажить неприятностей.

Мы повернули и пошли дальше по дороге, огибая схронник.

Вспомнились байки про нежить, которыми Велена, моя заклятая подруга из восточной обители, пугала малышей. Это все сказки... Одно дело – воспламенить щепки, и совсем другое – призвать с того света чью-то душу.

– Ну чего тут бояться? – с наигранным весельем заговорила я. – Простые земляные холмики-могилки разбавляют усыпальницы из камней, видимо, предков княжа Зари… На некоторых даже цветочки имеются… Видишь, я в аргхитектуре тоже кое-что понимаю.

Девушка издала протяжный стон, зажмурилась, закрыла уши руками. И конечно, тут же снова запнулась.

– Асёна! – воскликнула она, впиваясь в мои благородно подставленные ладони ногтями. – Посмотри туда!

Я поморщилась, обернулась и охнула: на схроннике, возле большого надгробия, стоял старик в поношенной одежде и размазывал по каменной плите разноцветные пятна краски.

– А, это вы, – он махнул нам рукой, вытер руку о выпростанную из штанов серую рубаху. – Куда идем?

– Гу-гуляем, – прошептала я, пытаясь вспомнить, когда же мы успели познакомиться с такой личностью, и главное – где. На макушке – лысина, а с висков на плечи свисают седые сальные пряди, явно давно не видавшие чистой воды. Волосы на затылке свалялись в колтун. Такое бы точно запомнила! Это ведь я снаружи странствующая нищенка, а в душе-то все равно ценитель прекрасного.

Старик напевал себе что-то под нос и продолжал ляпать пятерней по камню, окрашивая его желтой глиной.

Любопытство взяло верх, и я подошла поближе, несмотря на попытки Хелии притянуть меня за рукав.



Анастасия Насонова

Edited: 29.12.2017

Add to Library


Complain