Светлолесье: сквозь огонь иди со мной

Font size: - +

Глава 8. В миру и покое

Утром Хелия, потирая глаза, прибирала со стола, пока я называла, под руководством Альдана, основные целебные травы. Праздношатающийся Минт ковырял ножом ногти.

– Взял бы да помог, – раздраженно сказала ему Хелия, выбрасывая крошки со стола в окно.

Минт покрутил у виска ножиком и продолжил свое занятие.

– Что там за шум? – воскликнула Хелия, высовываясь на улицу.

Мимо прошла процессия парней и девиц, размахивающих мочалками и вениками.

– К банному дню готовятся, – ответил травник, отворяя дверь в сени. – Встреча лета.

– У вас отмечают встречу лета? – слегка изумившись, спросила я.

– Ну, раньше в этот день всегда была ярмарка, – пожал плечами Дан. – И банный день.

– Да, банька бы сейчас не помешала, – размечталась я.

С улицы послышался девичий смех, и кто-то крикнул Альдана. Тот мельком взглянул на нас и вышел.

– Праздник! – Хелия выудила из своей котомки небесно-голубую ленту и приложила ее к волосам. – Пойдем посмотреть?

– Нет, – я поднялась. – Попробую сегодня снова добраться до «Переслуха» и разузнать что-нибудь насчет вчерашней охоты на чародеев. Если удастся – разведаю, где темницы. А у тебя есть новости про Печать?

– Нет, – подруга отстранилась от зеркала и задумчиво пожевала локон. – Фергус не очень-то распространяется в своих заметках по делам Ордена…

– Может, эта Печать появилась уже после него? – начала я размышлять вслух.

– Не так важно время, как ее предназначение… Единственное, на что я обратила внимание вчера, так это на слова Фергуса о том, что чародеи не понимают природу своей силы.

– Это-то как раз ясно как день! Орден со времен основания обвинял нас в пособничестве всем тандралям Подземья.

 – А ты не думала, что у всех, даже самых неприглядных легенд, есть доля истины? – задумчиво протянула Хелия.

– В тебе говорит твое ардонийское воспитание, – сказала я, заплетая косу.

Минт кашлянул и, убедившись, что мы смотрим, кинул в меня какой-то засушенной веточкой.

– Ну и что? – я перебросила веточку Хелии.

– Эсъе, - хором сказали друзья. – Остерегайся ее.

– Приятно видеть вас в таком единодушии, – я улыбнулась, но Хелия и Минт выглядели вполне серьезными. Я подняла руки вверх.

– А я тогда разведаю, что местные думают об Ордене, – подруга прогарцевала передо мной с развевающейся гривой медовых волос. – Начну с Дана.

Девушка махнула на прощание рукой и выскочила за дверь прежде, чем мы успели пожелать ей хорошего дня.

Минт поднял брови и щелкнул языком.

– Что? Ты сам вчера предложил отрядить Хелию на слежку за Даном, – сказала ему, застегивая жилет поверх платья. – Сегодня мне пришла идея: а что если я сдамся Ордену сама? Они посадят меня к Фету, и может быть, под заклятьем руны помехи, мы бы могли удрать.

– А ты уверена, что тебя посадят к Фету? Что, если тебя убьют на месте? – Минт подошел и стиснул мое запястье. – Если Орден увидит твои шрамы, они могут так поступить. Или отвезти в Злат. Или снова что-нибудь сделают с тобой…

Воительстянул мой браслет. При свете дня рубцы, розовато-молочные и при том отвратительно яркие, вызывали омерзение и тошноту.  Как всегда.

– Тебе нельзя попадать в плен, Сёна, - сдавленно сказал Минт, возвращая повязку на место. - Больше – нет.

Я вздохнула: но что поделать, если твое прошлое – это всего лишь несколько уродливых отметин в форме ока, немых свидетелей в пелене моего забвения.

– Буду присматривать за тобой, – Минт, улыбаясь, легонько щелкнул меня по носу. – Ну что, готова к великим свершениям?

– Ага, - я потрепала его по волосам. – Если захочу поплакать, подставишь мне свое дружеское плечо?

– Братское, Сёнка, братское плечо, – с непередаваемо важным видом сказал Минт.

 

Подталкивая друг друга, мы спустились с крыльца, и наемник, смеясь, произнес:

– Между прочим, я вчера тоже времени даром не терял. Сочинил новый стих:


Во тьме искрится злата пыль.

В твоей руке моя рука.

Скорей, срывай же стебель

У цветка!

 

– Если это то, о чем я подумала, то лучше прибереги красноречие для невесты, – ухмыльнулась я.

– Будешь относиться к моему творчеству без должного уважения –  перестану с тобой разговаривать, – припугнул меня Минт в отместку.

Между тем, в городе определенно царило более приподнятое настроение, чем обычно. Альдан был прав. Возле колодца толпились  дети с ведрами и вениками, а под ногами носились, виляя хвостами, собаки. Соседка, что недавно при встрече воротила взгляд, сегодня любезно меня поприветствовала.

Я запустила руку в карман, и, вытащив несколько горстей сушеных яблок, раздала их ребятне.

– Ой, спасибо, тетя травница, – прошепелявил один из парнишек. – Хорошего вам дня!

Посмеиваясь, мы вышли на улицу.

– Хэй, девочка, – окликнула меня корчмариха, когда мы шли мимо  дверей «Тельца». – Подойти на лучинку…

Минт покосился на расплывшуюся в улыбке тетку и пробормотал:

– Иди, только быстро. Я подожду здесь.

В корчме наблюдалась почти такая же картина, что и в первое посещение: один-единственный мужик не то сидел, не то лежал у самой стойки. Умиряющий, почти доползший до источника, я прямо умилилась.

– Слушай, как-то неказисто вышло, – перешла к делу корчмариха, напуская на себя виноватый вид. – Ты это… не обижайся…



Анастасия Насонова

Edited: 29.12.2017

Add to Library


Complain