Светлолесье: сквозь огонь иди со мной

Font size: - +

Глава 9. Травы и песни

 

Иногда между сном и явью приходит Нечто.

Оно вытрясает душу, обматывает, волю грезой, точно нитью,  и больше нет ни боли, ни желаний – только вечный покой, вечное блаженство в коконе безмятежности.

Иногда приходят лица тех, кого я потом никак не могу вспомнить… И то и другое – своего рода изощренная пытка, с которой я уже смирилась.

Что осталось позади? Что принесла я с собой? Губительное безумие Разрушения или промысел Единого?

 Arrado maos…

А пока просто идти вот так – как есть, с растрепанными волосами, ощущая запахи полыни и сумрака, смешивать счастье с неотступным ощущением непричастности и давно ставшей привычной тоской по утраченному.

Да какая, в сущности, разница.

Любить... Ненавидеть...

Лишь бы взаимно.

 

 

 

– Сёна!

Чьи-то руки схватили за плечи и помогли подняться, в то время как мои собственные все еще судорожно царапали воздух.

– А чего ты ко мне полез?! – зло сказала я, растирая запястья.

Тяжело дыша, я прислонилась лбом к кладке и закрыла глаза, отгоняя от себя тусклые образы, отзывавшиеся жгучей болью в запястьях. Только что мы с Даном упали с печи, сорвав шторку и уронив лавку.

 – Ну как так можно! – воскликнула Хелия, выуживая с полок склянку с желто-зеленой мазью и несколько пузырьков с настойками. – Альдан, давай-ка я обработаю тебе ранки… Сёна!

Ее тон не сулил хорошего – я приоткрыла веки и удостоверилась, что она буравит меня укоризненным взглядом. Причем Хелия делала это, умудряясь порхать над травником, словно бабочка над цветущей поляной. Вкупе с предназначавшимися мне жестами вид получался довольно устрашающий.

Сам Альдан, весь взлохмаченный, рассматривал ссадины на руках и груди. Это я его так приветила?

– Дикарка, – отрывисто сказал он, подтверждая догадку. – За этим ты меня звала?

Из рук Хелии с грохотом выпала бутылка, но у самого пола возник Минт и, извернувшись, поймал ее за горлышко. Я и сама была недалека от позорного падения после такого заявления. Альдан, конечно, странный, но… Э-э-э… Неужели польстился на бесприданницу вроде меня? Или может, решил, что, раз я рядом, можно позволить себе такие приставания?

– Асёна?! – вопросила девушка, надвигаясь на меня.

– Да кого ты слушаешь, – прошептала я, ощущая, как загораются щеки. – Сами же сто раз жаловались, что разговариваю во сне…

Все трое промолчали, но уж слишком довольным отвернулся Дан и чересчур громко покряхтел, поднимая лавку, Минт. Зато Хелия, убедившись, что опасность миновала, вернулась в обычное настроение и вновь окружила Альдана своей заботой. Минт, посмеиваясь, отвинтил у спасенной бутылки крышку и принюхался. На лице его отразилась неподдельная радость. Заговорщически подмигнув, он плеснул в кружку содержимое и сунул мне.

Я сделала глоток и не удивилась, когда огненная вода обожгла горло.

– Пей залпом, – посоветовал наемник и придержал донышко, не дав опустить кружку. – Целитель Минт одобряет! Прям вот чую, что день сегодня будет ох и дерь…

– Вы чего там пьете?! – прорычал Дан, пытаясь подняться и отобрать у Минта бутылку. Но вырваться от Хелии было не так-то просто – едва травник предпринял попытку освободиться, как она тут же вцепилась ему в плечи. – Вместо того чтобы пьянствовать, лучше бы локоть обработала свой! Ты подмастерье или кто?

– До обряда заживет, – отмахнулась я и пригляделась к живописным мазкам Хелии. – Не хватало еще на улицу в этих соплях выходить!

Травник на сей раз твердо отстранил Хелию и, непрестанно повторяя что-то про черную неблагодарность, вышел на улицу.

Да, случается, разговариваю во сне! И что теперь?! Я с ужасом посмотрела на свой казавшийся неприступным бастион целомудрия – выбеленную печь. Я… нравлюсь… Альдану? Или может, он просто меня… захотел? Или действительно полез послушать мои бормотания…

От таких мыслей, несомненно навеянных «лекарством» наемника, я вскочила на ноги и принялась восстанавливать оборванную занавеску. Пальцы затряслись, в горле пересохло.

Развивать эти думы мне было неловко, стыдно и оттого, видимо, никак не удавалось  прицепить петли на веревку. Хелия бросилась помогать, но если б знала, какие мысли вертятся у меня в голове, придушила бы меня этой самой бельевой веревкой.

У меня совершенно точно разыгралось воображение – Альдан и раньше вел себя непредсказуемо. Так что, скорее всего,  я и правда что-то пробормотала, а он решил просто-напросто развлечь свой слух.

Минт закупорил бутылку и велел нам быстрее приводить себя в порядок.

– А нас в такую рань орденцы не сцапают? – спросила я, пытаясь пальцами пригладить волосы. Даже в отражении кружки были видны залегшие под глазами тени.



Анастасия Насонова

Edited: 29.12.2017

Add to Library


Complain