Светлолесье: сквозь огонь иди со мной

Font size: - +

Глава 13. Блуждающие грезы

 

– Слыхал, макистр Анхель Ардонийский подарил нам железного коня!

– Аха. Эти их паровые машины? Я тебя умоляю… Княж на железном пауке да во главе войска Злата – зрелище не для слабонервных!

Я стояла в толпе встречающих и ради разнообразия слушала то, о чем болтают воины из личной стражи княжа Зари.  Ну, теперь  болтать им только и оставалось – после того как их повелителя нашли раненым три дня назад,  Ондуэлу пришлось составить такое письмо в Злат, что вся боевая мощь Ордена Святоборийского вот-вот должна была обрушиться на Линдозеро. 

Ну, кому в связи с приездом подмоги Ордена выговор, а кому беготня с утра до вечера! Хотя меня это уже не способно напугать так, как неведомая тандраль, творившаяся в заброшенной мунне…

– Как Ольша? – спросил Алафир. Всю ночь мы готовили дополнительные ингредиенты, приводили в порядок лечебницу и ругались с дворней на чем свет стоит по любому поводу. 

– Да что ей теперь сделается, – как можно сдержанней ответила я. – Уже вовсю ругается с мачехой. Только не понимаю, как вам удалось обмануть белобрысого? Он же знал, что она предрекательница.

– Да просто, – ухмыльнулся в бороду старик. – Сказал, что некоторые травы продлили возможный эффект от чар Превращения…

– … А так как она поправилась, он в это поверил,–  договорила я.

– А Альдан как?..

Я помедлила:

– Скучает по вам. Только не говорите, что я вам это сказала!

Старец устало улыбнулся.

– Что-то запаздывают… Лишь бы до грозы успели.

Я поглядела на небо, лишенное даже намека на облачко. С того момента как Алафир истолок едва тлеющий цветок папоротника и излечил Ольшу, старец почти не спал. А за эту ночь даже ни разу не присел…

– Может, вам отдохнуть? Я справлюсь, если что!

– Гроза будет. Дряхлыми своими костями чую. Будет. Надвигается…

Я рассеянно кивнула. Внизу мелькнула алая с золотом накидка Ондуэла и багряно-золотистое одеяние княжа Зари.
 Алафир был уверен, что княж был одержим, но кроме нас больше никто этого не знал. А сам он ничего не помнил. Даже гибель своей Эсъе.

Эх…

Скорее бы вернулся Фет. Должно же хоть что-то проясниться!

Но вот впереди нарисовались клубы пыли, а чуть погодя заслышался и топот.

Когда во внутреннем дворе показались всадники с алыми знаменами, Ондуэл с княжем уже стояли там, и если по лицу Тантора Зари ничего нельзя было различить, то Ондуэл позеленел, как молодая листва. А потом так же стремительно покраснел. К тому моменту как Крац  вручила поводья конюху, лицо Ондуэла определилось с цветом и зависло на пурпурном оттенке.

Княж опередил всех с приветствием и любезно предоставил в распоряжение новоприбывшим свой замок и Линдозеро. С потерей асканийки, обезображенное тело которой недавно упокоили на схроннике, его манеры стали жестче, а голос – суровей.

Я пролезла вниз послушать, о чем они там говорили.

От порученца крепко пахло конским потом, а одежду и лицо покрыл толстый слой дорожной пыли, но княж велел Крацу и Ондуэлу сейчас же явиться в зал собраний.

– Мы и так уже много времени потеряли, – заявил Тантор, проходя прямо мимо них к главному входу. Ондуэл скривился на мгновение за ее спиной и прошипел, когда княж скрылся:

– Я знал, что именно он все испортит.

 

Алафир вернулся в лечебницу, а я побежала к Переслуху узнать, что княж намерен делать дальше.

Но меня ждало разочарование – на том конце трубки стояла тишина, только из окна доносился гам разбивающих лагерь воинов, пришлось даже отлучиться помочь Алафиру, но чуть позже мне улыбнулась удача.

– …Меня больше волнует, как они узнали, где находится Печать? – низким голосом спросила Крац. – Ведь только род Зари может определить ее настоящее местонахождение.

– Я уже повторял – мы были в замке вместе с… – княж запнулся. – С Эсъе, а потом я пришел в себя уже раненым. А ее…

Княж откашлялся, а затем продолжил ровным тоном:

–  Я изучил записки Фергуса еще раз - это совершенно точно почерк сильнейшего иллюзора. Захват сознания мороком… Нас обманули. Обвели вокруг пальца! Темницы замка забиты горожанами и купцами, а прислали в Злат мы какого-то оборванца! 

– Это была ловушка, – прорычал Ондуэл. – Настоящий чародей Превращения все еще в Линдозере. Он подставил старика вместо себя, чтобы усыпить нашу бдительность, и напал на вас.

С той стороны по залу прокатился шепоток и покашливания. Я напряженно вслушивалась. Подал голос княж:

– У вас есть какие-либо толковые соображения по поводу личности чародея?

– Вообще-то… Есть кое-что, – произнес Ондуэл со зловещим, шелестящим смешком. – Мы обнаружили в комнате Эсъе кое-какие записки. Взгляните, Тантор…

Я вцепилась в Переслух так, что заныли кисти.

– Эсъе пишет, что слышала, как Алафир рассказывал кому-то о  некой Печати.

Я застыла.

– Вы рассказывали о Печати старику, княж?

– Да, - судя по голосу, Тантор Заря был совершенно раздавлен новостью. – Это было еще в юности…

– Чародеи всегда умели маскироваться под лекарей. Возможно, он всегда был их пособником, – торжествующе произнес Ондуэл. – Остается только выведать, кому именно Алафир разболтал о Печати.

Княж молчал. А я тихонько молилась, чтобы он опроверг все вышесказанное, даже зная, что это правда.

Между тем раздался голос Краца:

– Я уже отдал приказ взять его под стражу.



Анастасия Насонова

Edited: 29.12.2017

Add to Library


Complain