Свидание в созвездии Андромеды

Размер шрифта: - +

Марк

Ну, что ж подождем, пока ты прийдешь в себя, - я активировал стул, подвинул его поближе к койке и уставился на Тину. 

Странная она, впрочем отсутствие бэки частично объясняет её странности. Я слышал о том, что некоторые земные отказывались давать своему ребенку блиц-компаньона, бэку, но напрямую сталкивался с этим впервые.

По сути, все наше общество, как оставшееся на земле, так и отправившееся за лучшей жизнью, в космос, на протяжении почти трехсот лет жило в своеобразном симбиозе с созданным им искусственным интеллектом.

Первые бэки, с одной стороны были призваны были быть контрольным клапанам для соединяющегося с ней человека. С другой стороны, сам человек был таким же контрольным клапаном для искусственного интеллекта. Ребенку в возрасте от года до полутора лет вживлялся микрочип в котором жило сознание бэки. Бэка росла и развивалась вместе с ним, но в отличии от человеческого детеныша, которому с детства старались привить определенные моральные качества, бэка на них была запрограммирована изначально. Если ребенок, с точки зрения Создателей, не поддавался правильному воспитанию, то наступала очередь бэки: при совершении поступка, который не соответствовал Конвенции прав, наказание следовало мгновенно, от небольшого электрического разряда до блокировки нервных окончаний, и превращения, хоть и не на продолжительное время, в некое подобие растительности.

Я опять задался вопросом, - Если у Тины нет бэки, а есть группа крови, с невозможным в наше время геномом, что это может значить? Генетические мутации? Клонирование? Мда, наверное зря, я не уделял особого внимания тому, чем занимаются мои родители. Что б им… И ведь почти уверен, что не обошлось здесь без них. Правда моя фамилия Тину не особенно впечатлила, точнее совсем не впечатлила.

Погрузившись в свои мысли, я не сразу понял, что Тина пришла в себя и уже какое-то время просто лежит с закрытыми глазами.

Ну-ну, детка, и долго ты так будешь валяться?

Детка, наконец соизволила открыть глаза, и что вполне ожидаемо, сразу затарахтела, закидывая вопросами, словно боялась не успеть задать их все. - Ну, почему, женщины не умеют молчать? Ладно, так и быть попробую ответить на парочку, а то ведь не умолкнет.

Первый вопрос был странный - надо же какой год от Рождества Христова. В наше время, когда большая часть населения обитает в космосе, мало кто задается вопросом какой сегодня день недели, или число и год по календарю. Нет, эти вопросы, конечно, входили в общеобразовательную часть программы обучения, но такие знания редко применялись на практике. И если бы не тот факт, что последние пару месяцев я провел на Земле, я б и не вспомнил о том, какой сейчас год. Вполне достаточно и стандартного времени. 

Второй вопрос, тоже был так себе. Она же была в управлении, видела звездное небо за бортом, меторный поток врубающийся в защиту, и после этого спрашивать где она находится… Название корабля хочет услышать? Я уже его называл, кажется… Твою ж, Создатель, она меня уже совсем запутала.

- От Рождества Христова, надо же, ну если от него считать, то две тысячи шестьсот семьдесят шестой. Число не помню, можно посмотреть если хочешь.

Тут же вклинилась Джета с подсказкой, что сегодня пятнадцатое января. – Спасибо дорогая, куда ж я без тебя.

Выдав информацию, о том что она на моем звездолете и мы направляемся на орбиталку Андромеды, не удержался и намекнул на отсутствие фантома.

Впрочем намек так и остался намеком, а вот факт того что она в космосе ее слегка ошарашил, что естественно привело еще к дюжине вопросов.

Я даже не вслушивался в то, что она тарахтит, впрочем, она как-то быстро затихла, а потом спросила.

- Ты можешь поверить в то, что я родилась в одна тысяча девятьсот восьмидесятом году?

Черт знает, что. – Нет, - конечно. Дурацкий вопрос и ситуация тоже дурацкая. 

- Ну, вот, мне тоже не очень верится, что сегодня год две тысячи шестьсот семьдесят шестой. У вас тут машину времени изобрели?

- Нет, - ответил я, внимательно её рассматривая. На психичку вроде не похожа, хотя попробуй узнай без бэки, что у неё в голове там происходит. Какая, однако, у неё фантазия – машина времени.

Я принял решение. Хорошо, не получается кнутом, попробуем пряником.

- Пойдем, - она пыталась еще что-то спросить, но я просто схватил её за руку и потащил за собой на верхний ярус.

Остановился перед каютой, что располагалась напротив моей, открыл дверь. Объясняю, что где находится, а она с любопытством уставилась внутрь, потом переводит на меня взгляд и я понимаю, что сейчас опять будут вопросы. Пытаюсь предупредить их своим рявканьем:

– Вопросы есть? 

Не срабатывает, потому что слышу: - А функционал - это что?

Так, Марк, спокойствие. Тащу ее в функционал, который она окидывает взглядом и то ли спрашивает, то ли утверждает: 
- Это столовая?

Какая, твою ж Создатель, столовая. Скорее уж кают-компания, если следовать её фантазиям-аналогиям из двадцать первого века.

- Это, - подчеркиваю тоном, - функционал. Смотрю на реакцию.

- То есть, попить-поесть можно?

Тут можно всё, при желании даже звездолетом управлять. Так что назвать функционал столовой, это всё равно, что сравнить бэку с обычным компьютером.

Так, срочно нужно поесть, я за всеми этими прыжками сознания как-то забыл, что ел последний раз вчера вечером, почти восемнадцать часов назад. 

Спросил у Тины, что она хочет, получив в ответ в ответ привычную вопросительную интонацию, - А что есть? - И пожелала апельсинового сока.

Хорошо, получи апельсиновый сок. Фантазия, нужно сказать, так себе работает. Обычно реалки дорвавшись до синтезатора, чего там только не заказывают. А тут апельсиновый сок.

Взяла стакан с соком, понюхала подозрительно, попробовала, пооблизовалась и тут же новый вопрос, - А еще что есть?



Тэя Оквинд

Отредактировано: 27.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться