Свинья или Гусь

Font size: - +

Глава 8

— Нет, нет! — Элен вскочила, — Жоффруа не делал этого, не может быть!

— Он во всем сознался. Сам.

— А я не верю! Он не дурак… и не убийца!

— Да, я совсем не представлял его в этой роли. Тем не менее, Жоффруа сознался и будет осужден по всей строгости.

— Боже мой! — простонала женщина, закрыв лицо руками, — Но почему, почему он это сделал?

— Он рассказал вашу историю. Купец не желал хранить тайну и даже потребовал денег за молчание. Жоффруа убил его, спасая вашу честь… и, возможно жизнь.

— Я спрашиваю, почему он решил сознаться?

— Не мог допустить, чтобы из-за него осудили невинного. Он спрятал найденные вами улики под прилавок, потому что боялся обыска. Жоффруа не ожидал, что из-за этого подозрение падет на вашего мужа.

Издав невнятный звук, Элен опустилась на стул и разрыдалась. Доктор налил ей вина из кувшина. Он подождал, пока истерика пойдет на убыль, затем подал женщине стакан.

— Я понимаю, как вам сейчас тяжело. Жить с мыслью, что из-за вас погиб любимый человек… Но Жоффруа совершил благородный поступок, защищая вас. Я уважаю его и не предам огласке обстоятельства этого дела.

— Если бы не эти проклятые деньги, — прошептала Элен, не слыша его, — если бы я не вмешивалась…

— Если бы вы не вмешивались, расследование пошло бы по другому пути. Но что сделано, то сделано. Как я уже говорил, огласки не будет. Все сказанное останется между нами. И следователи этого не найдут, — Андре бережно достал из-за пазухи последнюю улику и протянул Элен.

На его ладони лежала сухая былинка. Она была рыжей, как и мех лисьей накидки Греньи, поэтому поиски заняли так много времени.

— Что это? — очнулась от дум женщина и в изумлении уставилась на Андре.

— Доказательство вашей вины. Я нашел ее на теле при повторном осмотре, — доктор положил былинку на стол, — Признание Жоффруа показалось мне неправдоподобным. Более всего меня удивило место, которое он выбрал для улик: под прилавком их бы скорее нашли, чем в его сумке. Подбросить их туда могли только для того, чтобы навести подозрения на Пьера. Впрочем, не уверен, что деньги и ключ вообще успели побывать под прилавком.

Женщина сидела прямо, уставившись на травинку. Последняя фраза доктора заставила ее вздрогнуть.

— О чем вы?

— О том, что для вас это было слишком рискованно. Думаю, вы просто достали эти вещи из кармана прежде чем вручить их мне. Лжесвидетельство — серьезное преступление, но я буду молчать. К тому же версия Жоффруа объясняет все.

— Я просто боялась, что его обвинят, — прошептала трактирщица.

— И поэтому решились перенести тело?

— Да… Думала, если старика найдут посреди гостиницы, подозрение ляжет на всех сразу и в то же время ни на кого.

— Но потом вы стали действовать иначе...

— Вы все так тщательно разнюхивали. Я испугалась, что Жоффруа проболтается, и решила подтолкнуть следствие в нужном направлении.

— Вам следовало обсудить это с вашим возлюбленным. Он предпочитает умереть на виселице, взяв на себя ваш грех.

— Грех? — изумилась Элен.

— Я говорю об убийстве.

— Но я не убивала Греньи, — женщина окончательно растерялась, — когда я вошла в сарай, старик уже был мертв.

Такого поворота Андре не ожидал. Он пристально вглядывался в лицо Элен, но ее искренность не вызывала сомнений. Доктор снова уселся у очага и потер ладонями виски.

— Значит, вы нашли труп и решили перенести его?

— Ну да!

— И не назначали Греньи встречу? Разве не за этим он напоил вашего мужа — чтобы тот не расслышал, как вы покидаете спальню?

— Зачем мне эта встреча? Жоффруа обещал разобраться с этой историей до конца дня, а он всегда держит слово! Я поняла, что бедняга натворил дел, и попыталась все уладить.

— Но почему вы были так уверены, что убийца именно он?

— Ну а кто еще? Старик ходил по тонкому льду, когда издевался над нами. Эти усмешки, намеки — я чуть с ума не сошла. И Жоффруа это видел, целый день места не находил. Я пыталась его успокоить, но к вечеру он был вне себя от ярости…

— Элен, Элен… — простонал доктор, — Это все домыслы. Мотивы для убийства старика были у половины ваших жильцов.

— Да что вы говорите?! — изумилась трактирщица, — Мне и правда показалось, что появление Греньи за ужином смутило постояльцев… Но это же значит, что Жоффруа ни в чем не виноват!

— Я почти уверен в этом. Наделали вы дел, дорогая, — Андре прошелся по кухне, собираясь с мыслями, затем вновь уселся напротив Элен, — Вы должны рассказать мне о событиях прошлой ночи. Только правду, во всех подробностях. Чем больше вы сейчас вспомните, тем скорее мы найдем настоящего убийцу.

— Да, доктор! Я все-все вам расскажу...

— Итак, что привлекло ваше внимание в сарае. Вы услышали голоса?

— Нет, мсье. Пьер пришел ночью за одеялом, и я проснулась. Удивилась, что он не поднял крик: муж терпеть не может, когда Жако ночует с нами. Когда он ушел, я заметила, что Жако тоже не спит: он трясся, как осиновый лист. Я попыталась успокоить сына, но он сказал, что слышал в сарае голоса.

— Он смог их разобрать? С Греньи был мужчина или женщина?

— Нет, он спросонок перепугался и решил, что слышит нечистую силу. Я поняла только, что в сарае кто-то есть.

— Вы сразу направились туда?

— Нет, что вы! Я здорово испугалась и думала даже позвать на помощь. Но было совсем тихо, и я решилась… Отворила дверь и заглянула: там горела лампа. Греньи лежал на полу лицом вниз. Он не шевелился… Я потрогала его руку — она уже начала холодеть. Такая жуть! — Элен поежилась.



Эмиль Коста

Edited: 06.05.2017

Add to Library


Complain