Свирепый черт Лялечка

5 часть

  • 1

Тихое пленение

 

Как и рассказал Пофигел, Злыгадбург делился на две части, прилегающую к Паханату, наводненную папиками, и мирскую, где практически невозможно было заметить ирокез. В эту сторону мы и направились. Когда мы достигли главной улицы столицы, ведущей прямиком к дворцу-крепости Злыгада, внезапно, ни с того ни с сего, Лялечка повисла у меня на шее и прильнула своими губами к моим. От неожиданности я растерялся и не оказал должного сопротивления. Поцелуй длился около минуты. Наконец он закончился, как и все хорошее.

– Ты это что? – Спросил я свою спутницу, с трудом переводя дыхание.

– Так надо. Для конспирации. – Невозмутимо сообщила Лялечка. – Я сама видела в кино, что все разведчики так поступают, когда за ними шпики следят. Мол, не разведчики вовсе, а просто парочка, каких пруд пруди.

– Ты здесь когда-либо видела целующиеся парочки?

– Вообще-то, нет. Но это не значит, что не бывает.

– А разве за нами кто-нибудь следит?

– Ну, мне показалось…

–Не показалось. – Словно из-под земли перед нами вырос незнакомец.

Я и Лялечка вздрогнули одновременно.

– Я действительно давно за вами наблюдаю. И, пожалуйста, без глупостей. Кругом мои люди. И поверьте, вам гораздо лучше попасть к нам, чем в руки Пахану.

– К вам, это к кому?

– Я Гебил – начальник тайной службы короля Злыгада.

– А я кардинал. Могу мандат предъявить.

– Знаю, что можешь. Только еще я знаю, что вас обоих в Паханате дожидается пыточная камера с самыми изощренными палачами. Так что следуйте за мной.

– А разве не одно и тоже, попасть в лапы к Злыгаду или Пахану?

– Гм… Это, как сказать. Пойдемте, там все узнаете.

– А если мы откажемся?

– Не откажетесь. Служба у меня такая, чтобы не допускать подобные отказы, которые могут огорчить моего короля.

Гебил кивком головы показал нам около десятка таких же неприметных, как и он сам, своих подчиненных, которые ненавязчиво оттеснили из пространства вокруг нас других прохожих, тем самым взяв нас в кольцо.

– Так, значит, дядечка, мы окружены?

– Правильно, девочка.

– Так не честно. Во-первых, мы же не знали, что вы будете нас ловить. Давай сделаем так, что это не считается, и все начнем сначала. Мы целоваться не будем, а сразу кинемся тикать. А вы за нами в погоню. Хорошо?

– Нет. – Отрезал Гебил.

– А, во-вторых, так не честно, потому что еще не известно, кто от кого убегать должен. Давай прежде с этим определимся. Я верный способ знаю. Без обмана. На золотом крыльце сидели: царь, царевич…, – произнося каждое слово детской считалочки, Лялечка попеременно указывала рукой то на себя, то на приближенного Злыгада.

– Прекрати! – Строго прервал чертовушку начальник тайной службы.

– А потом, тот, кому достанется водить, должен досчитать до ста и сказать: "Кто не схоронился, я не виноват".

Гебил повернулся ко мне:

– Пошли?

Но Лялечка не желала просто так сдаваться. Она ткнула указательным пальцем, изображая пистолет, в позвоночник начальника тайной службы и зловещим шепотом потребовала:

– Не дергайся, черномазый. У меня шпалер. И прикажи своим шестеркам, чтобы рассосались, иначе я вышибу тебе мозги. – Чертовушка взглянула, куда направлен воображаемый ствол, и уточнила насчет мозгов. – Спинные.

То ли Лялечка опережала местное время лет на тысячу, то ли этот мир безнадежно отстал, но классическая фраза из боевика, заставившая любого здравомыслящего человека сто раз подумать, прежде чем что-либо предпринимать, здесь не возымела должного действия. Гебил только немного удивился и все.

– Не черномазый я. Девочка, прекрати баловаться. Ты даже не представляешь, насколько серьезно твое положение. – Секретный начальник не глядя отстранил упирающийся в его спину палец и вновь обратился ко мне. – Странная она у тебя какая-то.

– Это правильно. Я у него. – Неизвестно чему обрадовалась чертовушка. – А он, соответственно, у меня. И поэтому, отпусти нас. А то как стукну тебя аппер-чем-то-там-боксерским. Забыла только, чем. Может, аперитивом? Нет. Им не бьют, его пьют. А, вспомнила! Котом! Не в смысле за хвост раскрутить и по морде шмякнуть, а апперкотом. Удар такой. Ты сразу – брык, и пол-уха как не бывало. В боксе всегда так. Ну, мы пошли?

– Да, пошли. Только туда, куда я скажу. – Бросил Гебил через плечо.

– А фигушки с морковками?

– Скажи ей, чтобы прекратила. И пойдем.

– Андрюша, давай я заверещу про маньячное изнасилование, – не унималась Лялечка, – народ сбежится советы давать, а мы с тобой под шумок, фьють, и смоемся. Начинать?

О, господи! Чертовушка продолжала прикалываться. А мне было не до веселья. Поймав в спокойном взгляде Гебила мгновенно промелькнувшее сожаление, я вдруг осознал, что на сей раз наше положение серьезно, как никогда. И целая армия папиков, препровождающая нас во дворец Далдона, и шайтанопоклонник Бабахан, со своими кровожадными стремлениями, и похотливый Хитроблуд, и религиозный фанатик Туподур, и герцогствующие сатанисты, – все теперь казались скорее комичными, чем опасными противниками.

– Скажи ей, чтобы даже не пыталась. Не успеет. – Посоветовал Гебил лишенным эмоций голосом и словно фокусник продемонстрировал невесть откуда взявшийся и вновь исчезнувший узкий клинок стилета. – Мои люди также вооружены.

– Ляля, не надо. Нам придется подчиниться.

– Хорошо иметь дело с разумными людьми. Следуйте за мной.



Владимир Черепнин

Отредактировано: 09.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться