Свист и пляска

Размер шрифта: - +

ВОЛШЕБНОЕ КОРЫТО АМБРОЗИИ (Часть третья)

  • застал Флейтиста на пустынном пляже – вернее, на единственном сухом бугорке, торчащем из обширной глинистой лужи. В луже плавали палки, позеленевшие снизу поплавки из пенопласта, бутылки и разрозненные резиновые тапочки. Дохлая медуза, похожая на сгусток яичного белка, безвольно распласталась на огромной коряге, наполовину высовывающейся из воды.
    Распогодилось не так давно, и на пляже было холодно – а выражаясь точнее, стоял нечеловеческий дубняк. Флейтист сидел, обняв колени, съежившись под мокрой одеждой, и старался не шевелиться, чтобы не растерять остатки тепла. Судя по тому, что никто его не щипал, не кусал и не щекотал, ведьма наконец угомонилась, а может, даже заснула. Под теплым одеялом в мягкой постели. Возможно, напившись перед этим чаю. Или чего-нибудь покрепче.
    Заря цвета клубничного мороженого вставала над морем. В небе противными голосами верещали чайки; одна из них спикировала на корягу и деловито клюнула труп медузы. Судя по выражению лица, добыча ей не понравилась.
    Кроме Флейтиста и чаек, никого живого на пляже не было.
    Более того – сам пляж был окружен красивыми слоистыми скалами, взобраться на которые не было никакой возможности. Очень-очень высоко из них торчали узловатые корни, а еще выше покачивались ровные, как карандаши, сосны. И никаких признаков цивилизации либо ведущих к ней дорог не наблюдалось.
    Флейтиста вовсе не интересовал вопрос, как он сюда попал. Он просто до сих пор удивлялся, как ему удалось этой ночью выжить. И что делать в ближайшие пару часов, он тоже отлично знал. Беспокойство вызывало более отдаленное будущее. Но сейчас больше всего на свете ему хотелось спать – если не считать острого желания принять внутрь чего-нибудь спиртного. Спиртного не было. Поэтому парень свернулся клубочком на гальке и прижался щекой к мокрому боку котомки, как ребенок к плюшевому мишке. И моментально вырубился, несмотря на экстремальные условия.
    А разбудил его звук, абсолютно неуместный в данной обстановке.
    Это был сигнал смс-сообщения, раздавшийся в непосредственной близости от уха.
    Не вставая и не открывая глаз, Флейтист пошарил в сумке и вытащил мобильник. Это была почти легендарная модель – такими телефонами, наверное, пользовались еще динозавры в пору своего процветания. Форма корпуса, видимо, была специально разработана под лапу тираннозавра. Но именно благодаря своему возрасту устройство с блеском выдержало все испытания прошлой ночи.
    Сообщение, высветившееся на узком зеленом экранчике, содержало всего одно слово: «Караул!»
    - Это я и так знаю, - буркнул Флейтист и заснул обратно, не успев положить мобильник на место. Тот отплатил ему за небрежение, заверещав прямо в ухо фрагмент народной мелодии времен чумы.
    - Алё? – сказал Флейтист в трубку.
    - Здравствуйте, я по объявлению, - ответила трубка старушечьим голосом. – Это не вы девушку потеряли?
    - Ну я, - с подозрением отозвался Флейтист.
    - Так вот, я хотела сказать, что вам необходимо забыть о прошлом и жить дальше! Жизнь ведь так прекрасна, зачем тратить ее на сожаление о том, чего не случилось! Вы так молоды, у вас все еще впереди! Я вам желаю всего самого, самого наилучшего, и чтоб вы обязательно нашли себе достойную невесту…
    - Спасибо, найду, до свиданья, - на автопилоте согласился парень и дал отбой.
    Проклятый прибор на этом не успокоился.
    - Алло? Я, знаете ли, щас получил утреннюю газету, а там ваше объявление, - на этот раз голос принадлежал мужчине, и тоже, видимо, ровеснику телефона. – Я, конечно, невысокого мнения о нравах современной молодежи, но чтобы прямо вот так! На первой странице! Выносить на публику свои порочные фантазии! Вы совсем совесть потеряли, юноша, если только она у вас была! Вот я в вашем возрасте думал только о том, чтобы выучиться на отличного специалиста и приносить пользу обществу…
    - Да не были вы в моем возрасте, - буркнул Флейтист, спросонья растеряв все свое чувство юмора. – А в молодости вы, между прочим, курили травку, носили феньки и проповедовали свободную любовь.
    Наверняка он этого не знал, но попал в точку. Абонент фыркнул, как бык на выпасе, промямлил что-то о беспардонном глумлении над старшими и отключился.
    Третий звонок окончательно вывел Флейтиста из себя.
    - Аллоу? – пропело густое контральто. – Если вы желаете познакомиться с интеллигентной вдовой среднего возраста для периодических встреч на моей территории…
    Не дослушав, парень размахнулся и зашвырнул телефон далеко в море, распугав чаек. Затем снова принял позу эмбриона и постарался уснуть. Как ни странно, ему это удалось.
    Снились ему танцующие на лесной поляне доброжелательная старушка, хмурый дядька в фенечках и интеллигентная вдова с пышной грудью и не менее пышными усами. Посередине поляны стояла на пеньке ведьма и играла на его флейте, а на голове у нее сидел Буцифер и дирижировал лапками.
    Флейтист даже не очень удивился, когда его разбудил телефонный звонок.
    Парень сел, проморгался и заметил, что настал вечер, лужа сильно обмелела, и кое-где образовались другие островки, поменьше. На одном из них лежал телефон и настойчиво верещал, подпрыгивая от вибрации.
    Флейтист понял, что трубку придется взять. Перешел лужу вброд, счистил с телефона налипшие водоросли и поднес прибор к уху.
    - Караул!!!! – гаркнул из трубки целый хор. Флейтист вздрогнул и отвел руку с телефоном.
    - Карауууул!!! – снова заорали оттуда, затем что-то зашуршало, и голос, явно очень молодой, прокашлялся и произнес с деланной хрипотой:
    - Прием! Кто на связи?
    - Я, - растерянно отозвался Флейтист, снова прижимая телефон к уху. – А это кто?
    - Мы!!! –слаженно возопил хор, и хриплый голос добавил: - Экипаж призрачного брига «Бесноватый» терпит бедствие тут… на этом… черт его знает, где мы, но мы тут застряли!
    - Сочувствую, чуваки…
    - Да ты не сочувствуй, ты нам скажи, где мы находимся! – голос перестал быть хриплым и перешел на фальцет.
    Тут последний луч закатного солнца упал на скалу, торчавшую из моря довольно далеко от берега. С одной стороны скалы совершенно ясно обозначился нос парусника, украшенный какой-то зловещей фигурой, а с другой – корма. На верхушке скалы копошились едва различимые отсюда люди.
    - А, вижу, - невозмутимо сказал Флейтист. – По-моему, вы в жопе, ребята.
    - Что? Не слышно ничего, связь плохая! Мы с лопаты звоним!
    - Я говорю, вы в жопе!
    - А! Тогда и ты тоже! – обрадовался голос. – Ты можешь нас отсюда вытащить?
    - Нет. А вы меня?
    - Попробуем. Щас, подожди, не клади трубку…
    На утесе вспыхнул ярко-зеленый огонек, мигнул, сменил оттенок на бирюзовый и пропал. А в следующую секунду бирюзовым сверкнуло прямо за спиной Флейтиста - четкая тень легла на сырую гальку , - что-то рвануло парня за шиворот, и, не успел он набрать в грудь воздуха, как оказался с головой в воде.
    - Извини, - сказал кто-то, когда Флейтист, плюясь и кашляя, вынырнул на поверхность. Перед ним высилась черная громада утеса, слева торчал нос, справа корма, а на воде плясало голубоватое, как на спиртовке, пламенышко.
    - Эй! – крикнули сверху. – Опять промазал?
    - Хорошо, что не об скалу, - виновато произнесли совсем рядом, и Флейтиста вторично дернули за шиворот. На этот раз попали правильно.



Вольховская

Отредактировано: 18.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться