Свитки Серафима

2.

Становилось прохладно. Он поднялся и, волоча за собой дедов подарок, наугад пошёл обратно к вокзалу.

«Дурацкая история какая-то выходит», - думал он. - «Совсем глупо».

В сладких мечтах он уже видел, как передаёт посылку родственнице, а осчастливленная старушка в благодарность кормит его пирожками и предлагает заночевать, чтобы не искать посреди ночи гостиницу. Но мечты так и остались мечтами, что было весьма обидно для любого человека. Особенно посреди тёмного, незнакомого города, пусть в нём и жили множество поколений ваших предков.

Окончательно отравленный жалостью к себе, Алексей мрачно ухмыльнулся огням вокзала. Где-то справа неоновыми линиями мерцала покосившаяся вывеска со странной надписью «НИЦА ЛЕ ОДОР». Загадочная реклама с намёком на нечто французское подмигнула путешественнику, и он вошёл внутрь.

В малогабаритном холле стало ясно, что ничего французского здесь нет, а всё, совсем наоборот, очень даже отечественное и знакомое. За потёртой конторкой сидела женщина трудно определимого возраста. За спиной солидной дамы можно было прочесть полное название учреждения и рассмотреть криво прикреплённый календарь с изображением местной библиотеки. На стойке рядом тихо хрипело радио последними хитом Пугачёвой про зрелую любовь к «настоящему полковнику». Администраторша самозабвенно улыбалась в ответ песне, мечтательно подперев голову руками. На Алексея она обратила внимание с неохотой и скорее досадой.

На протёртом низеньком пуфике у стены восседал рыжеватый мужичок с выдающимися, просто поражающими воображение усами. Не отводя взгляда от мелких строчек газетной статьи, он время от времени шмыгал носом, и усищи в ответ шевелились так, словно являлись отдельным живым организмом на сморщенном лице.  На посетителя он и не посмотрел, как будто в его мире не существовало ни вокзала, ни других людей.

Гостиница «Железнодорожник» имела всё тот же просительно-унылый вид, что и любое здание в городке. Очнувшись от созерцания невероятного усача, оглядевшись, Алексей с надеждой поинтересовался у женщины, может ли он снять номер. Сейчас Лёха был готов отдать любые деньги за возможность поспать и прикидывал в уме вероятные траты.

Дама, с сомнением и неприязнью поглядывая на чемодан визитёра, сообщила, что все номера заняты. И несколько раз повторила для верности:

- Нет мест! Нет! – нелепо взвизгнув, она подпрыгнула на стуле от возмущения, точно от неё потребовали отдать самое дорогое.

- Да, ладно тебе, Маринка, - буркнул усатый. – Всегда можно угол найти. Не к тебе ж домой парень просится.

- Ещё не хватало! – резко повысив голос, она грозно вытянулась в сторону собеседника. – Сам бы и сидел тут, чужих обхаживал, а у меня и поважнее дела найдутся, - внезапно Маринка жалобно вздохнула.

- Знаю я ваши дела, - усач перевернул газетный лист. – Баловство одно.

- Молчи, Борисыч! – она свирепо раскрыла журнал с записями. – Раз уж не понимаешь ничего. Был бы человек, как все, а то всё особняком, отвернулся от города.

Задохнувшись, она покосилась на Алексея, будто сболтнула лишнего, да тут же пожалела.

- Так и город ко мне без добра, - хмыкнул усатый. – Дело твоё. Только, как бы не пожалеть…

Продолжать он не стал. Администраторша резво шикнула на него, кивнув в сторону гостя, при котором неуместны были откровенные разговоры. Похоже, подобные беседы не впервые случались между возрастной Маринкой и Борисычем. Рано или поздно прорывало обоих на откровенные пикировки. Непонятные для посторонних, они оставался важными для них двоих. Алексей и не пытался проникнуть в эту тайну, борясь с зевотой и усталостью.

- Библиотекарь решит, кто пожалеет, - зло пробормотала она себе под нос, ударила ладонью по конторке. - Паспорт давай! На одну ночь подселю. Место забронировано на завтра.

Решив не обращать внимание на недовольство женщины, Алексей спокойно выложил паспорт. Ввязываться в пустые склоки он никогда не любил.

- О, привет! Ты всё путешествуешь со своим чемоданом?

Кареглазый, что недавно помог на вокзале, спустился в тесный холл.  Он насмешливо поглядывал на случайного знакомого, на груз, лежащий у ног Алексея.

- Дома никого не оказалось, - Алексей удивился неожиданной встрече, но и обрадовался. - Пришлось возвращаться.

- У меня в номере есть свободная кровать.

- Подселяем до утра, - тем же грубоватым и унылым тоном сообщила злая Маринка. - Номер десять, через пять минут принесут белье.

- Друг приедет, - кареглазый извиняясь взмахнул рукой. – Но можем что-нибудь придумать. Правда, красавица? – он бодро подмигнул оторопевшей администраторше с самой соблазнительной улыбкой, наклоняясь через конторку так, что их взгляды на мгновенье пересеклись очень близко.

- Э-э, - Маринка даже забыла, что писала в толстую книгу-журнал, зарделась ярким румянцем. – А как же! – наконец быстро затараторила она. – Обязательно, всенепременно, - взгляд тёмных глаз суетливо метался по стенам комнатки. – Желание клиента очень ценно для нас! – неожиданно выпалила она первое, что пришло в голову.

- Проследите, чтобы вещи занесли в номер, - обыденным тоном попросил кареглазый, и потянул опешившего знакомого к выходу. - А мы пока в кафе перекусим.



Иванна Осипова

Отредактировано: 19.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться