Свитки Серафима

3.2.

Настало новое лето в жизни Стёпки. И после восьмого дня рождения, задумал дядька отдать мальчика в учение. Ещё издали увидел Стёпка высокую чёрную фигуру кузнеца Угрюма, что хромая шёл к их дому. Испуганно мальчик думал о том, что же надо Угрюму от дядьки. Все в городище боялись и уважали кузнеца, но общаться с ним никто не хотел из-за сурового нрава. Кузнец вошёл в дом, а Стёпка проскользнул за ним и притаился как мышка, чтобы услышать разговор. Словно дорогого гостя усадили Угрюма на лучшее место и угощали, как сами не каждый день ели.

- Мальчонка он смышлёный, - говорил дядька. - Сразу всё смекает. Коль в узде держать, то хорошим работником станет.

- А силы в нём много ль? - голос Угрюма был хриплым и грозным.

- Сгодится, - кивнул дядька. – Батя его подковы гнул. Не гляди, что мелкий, израстётся.

- Ну, покажи своего волчонка.

Дядька бросил короткий взгляд на жену, та быстро метнулась во двор и в сенях наткнулась на мальчика.

- Ах, вот ты, кутёнок!

 Она больно ухватила Стёпку за ухо и потащила в избу.  Сдерживая слезы, мальчик потирал красное ухо. Коленки дрожали. Угрюм медленно встал из-за стола и подошёл. Чёрная громада закрыла свет.

- Хиловат что-то. Да его ж и от пола не видно.

- Ай!

Стёпка не сдержался и вскрикнул, когда кузнец ухватил его за плечи. Больно и страшно, словно сейчас же швырнёт оземь или о стену. Ни с кем не был добрым Угрюм. Показалось, что кости сейчас треснут, и Угрюм раздавит маленькое тело.

- Что пищишь как девка?! – тёмное, обросшее жёсткой бородой, лицо Угрюма оказалось совсем рядом. - Не хочешь в кузню?

Внутри у Стёпки всё похолодело. Часто видел он, как мечутся по кузне чёрные, будто чертенята подмастерья Угрюма, и на за что на свете не хотел бы попасть туда. Среды жара и испарений возвышался мрачный гигант, гоняя учеников. Не об этом ли аде говорил батюшка в церкви?

- Не хочу, дяденька, - невольно мальчонка шмыгнул носом.

Громовой хохот разбил тишину.

- Не хочет, посмотрите на него, - смеялся кузнец.

Стёпке пожелалось провалиться сквозь пол, что поскрипывал под ногами старыми досками.

- Через два дня приведёшь волчонка в кузню, - коротко бросил Угрюм дядьке и ушёл, с треском захлопнув дверь в избу.

- Не отдавайте меня. Я не хочу в кузню, - тихо попросил мальчик, глядя в глаза дяде.

Недобрым было у того лицо. Сурово сошлись брови. Большая ладонь ударила по столу, напугав малых. Три пары круглых глаз посматривали с полатей на бушевавшую грозу, на глупого Стёпку, что осмелился перечить хозяину дома.

- Будешь меня позорить - знать тебя не знаю. Делай, что велят. Мал ещё решать хочу-не хочу. Отправишься к кузнецу, он тебя научит жизни. Не то с псами жить будешь. Не место тебе в избе, волчонку неблагодарному.

- А хлеб наш есть хочешь? Да?! – зло гремела посудой дядькина жена. – Детям моим крохи достаются.

 «Не заплачу, не заплачу, не заплачу…», - стиснув зубы, про себя повторял Стёпка.

В груди всё горело от обиды: разве не забрал себе родич отцовский надел земли в уплату содержания сироты, так почему постоянно попрекает куском хлеба. Горечь разъедала маленькой сердечко, но одновременно, словно холодной сталью оно одевалось, необычайная сила и решимость наполняли тело. Он желал, чтобы всё изменилось, чтобы никогда не было кузницы и Угрюма.

Вырвавшись из тёмной избы, Стёпка, побежал прочь из городища. Сейчас он не боялся заблудиться, а даже желал потеряться, спрятаться от грянувшей беды. Высокая трава на поле опутывала ноги, и мальчик спотыкался, падал, но вновь поднимался и бежал. Он так любил этот свободный воздух и свет солнца, что жаркая мрачная кузница виделась адом, который неминуемо погубил бы его. Всем телом и душой мальчик ощущал опасность. Если только он попадёт в кузню, то его жизнь закончится.

- Помоги мне, помоги.

Стёпка жадно впитывал воспоминания о страннике в своё сердце, искал поддержки, защиты. Почти на краю поля, ослеплённый ярким светом, мальчик упал лицом в траву и затих, силы покидали его.

Ветер потрепал русые волосы на макушке, и тёплая лёгкая рука коснулась спины.

- Сила Господа с тобой, мальчик.

Этот голос. Стёпка задрожал от радости. Он узнал плавное течение речи и покой, что дарил странник. Рыдая, он уткнулся в черную ткань одеяния незнакомца.

- Отдать кузнецу… - отрывисто повторял мальчишка. - Хотят отдать. Я там умру.

- Ты не веришь, что будешь спасён?

Тёплые ладони приподняли личико ребёнка. Смотря в лазурь глаз странника, ощущая, как спокойно и уютно в его ладонях, Стёпка мог ответить только одно.

- Верю!

- Верь и будешь спасён. Ты нужен этому миру и время не допустит, чтобы ты покинул его раньше, чем это станет неизбежным.

- А когда это станет неиз… неизбежным, - трудно далось Стёпке это странное слово. - И что это значит?

- Неизбежное - то, что обязательно случится, что должно произойти. Всё рождается и растёт, всё умирает. Это неизбежность. Но с тобой это случится не скоро, - странник улыбнулся. – А пока спи, спи… Позволь времени забрать своё.



Иванна Осипова

Отредактировано: 19.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться