Свитки Серафима

5.

Алексей прислушался к происходящему за дверью.

- Иду! – бодро прозвучало с той стороны.

Маленькая старушка в цветастой кофточке распахнула дверь.

- Здравствуйте, - широко улыбнулся Алексей. – Я от Михаила Васильевича. Я его внук, - тут он подумал, что в какой-то степени он внук и для хозяйки дома.

- От Миши? Внук! Лёшенька, проходи-проходи! – светлые глаза женщины заблестели, морщинки на щеках разгладились, а лицо зарумянилось.

- Не помешаю, Варвара Николаевна? Тут такое дело…

Она махнула рукой, не давая договорить.

– Давай просто — баба Варя. Очень хорошо, что приехал. Я гостей люблю, да кому ко мне ходить?! Век прожила, да ничего не нажила. А Миша предупредил, позвонил, порадовал.

Старушка радостно заулыбалась и засеменила в глубину квартиры. Прикрыв за собой дверь, Алексей с облегчением проследовал за ней — пока всё складывалось наилучшим образом. С удовольствием вдыхая ароматы свежей выпечки и тёплого уютного дома, он огляделся: приятный полумрак комнат, выцветшие фотографии на стене, лёгкая потёртость обстановки. Сердце с непонятной нежностью впитывало милую обветшалость дома. С интересом Алексей рассматривал лица родственников, знакомых и неизвестных ему, полустёртые следы истории. Юный дед Миша с сестрой по дальней ветке родства строго смотрели с посеревшей фотографии. Они вместе провели детство в городке. В Алексее проснулся исследователь, захотелось узнать, что связывало этих людей, какова была их жизнь.

- Садись, чаем тебя напою. С пирожками, - ловко суетилась бабуля.

Невольно Алексей улыбался, глядя на порхающие сухонькие руки, расставлявшие посуду. Над чашками вился пар. Румяные пирожки пылали жаром и капустным духом. Кажется, именно этого и не хватало в жизни последние два три дня в дороге и на новом месте.

- Как там Михаил? – старушка и сама разрумянилась не хуже пирожков.

Попивая чай, Алексей рассказал о деде, о событиях, что произошли за те года, что баба Варя не видела друга детства и брата. Она кивала, где-то поддакивала тому, о чём и сам Михаил говорил во время редких бесед по телефону. Постепенно разговор дошёл до момента приезда и вечера, когда Алексей впервые постучал в зелёную дверь в доме возле библиотеки.

- А я на работе была, - закивала баба Варя. – Уборщицей в библиотеке работаю.

- Тяжёлая у вас работа, - вгрызаясь в пирожок, пробубнил Алексей. – Что ж, и посреди ночи приходится убираться? – сказал без задней мысли, первое, что в голову пришло.

Уют и еда расслабили его, сделали мысли тяжёлыми и неповоротливыми. Бабуля начала переставлять, да перекладывать, что и так хорошо на столе стояло, засуетилась.

- Праздник у них был, у иродов, - беззлобно ответила она. – Как засядут, так и жди их потом. Да, я не обижаюсь. Сплю мало. Живу рядом. Мне не трудно. И где же ты, бедный, ночевал? – сочувственно покачала седой головой.

- В гостинице. Еле отыскал её. Темнота у вас ночью жуткая, - вспомнив о событии возле библиотеки, Алексей признался. - И странные вещи происходят.

Старушка удивлённо хлопала глазами, будто не верила, что в родном городе может происходить хоть что-то необычное. Гость же упомянул о человеке, изучавшем здание библиотеки не ради пустой болтовни. Алексей рассчитывал, что родственница знает немало интересного о городке, и намеревался постепенно, по крупицам собрать нужные ему сведения.

Он рассказал о поведении незнакомца, что бродил ночью вокруг библиотеки. Немного сгустил краски, не без умысла, представляя бабе Варе историю, провоцируя на откровенность и эмоции. За небольшой срок, проведённый в городе, Алексей накопил целый список неразрешимых пока вопросов.

- Да, кто ж это может быть?! – она задумалась, отставила хрупкую фарфоровую чашечку в сторону. – У нас городок тихий, все на виду. Никто бы не смог скрыть от других ничего.

- И никаких тайн? Кажется, администратор «Железнодорожной» недолюбливает … - перебрав в памяти факты, Алексей быстро вспомнил имя. – Борисыча.

Он пожалел, что влез с внезапной мыслью, сбивая бабу Варю, уводя от первого вопроса. Румяное круглое лицо её сморщилось, сухие губы расплылись в улыбке, после недолгого изумлённого испуга.

- Быстр ты, Алёшенька. Так выйдет, что лучше меня обо всех делах в городке вызнаешь.

- Не претендую! – примирительно подняв руки, рассмеялся он, но продолжал ждать разъяснений. – Так что там с библиотекой?

- Не любят у нас Борисыча, - старушка медленно разгладила скатерть. – Милиционер он бывший. На пенсии теперь. Многие на него яд копят, да молчат.

Алексей никогда не отказывался узнать немного больше о людях или месте, где оказался по воле судьбы. Вот и теперь, слушал с искренним вниманием, не забывая про пирожки. Оставшись без завтрака, он навёрстывал упущенное. В какой-то момент ему сделалось совестно. Баба Варя с готовностью пододвинула миску, обёрнутую полотенцем, ближе:

- Кушай, не стесняйся, Алёша. Мне в радость угощать.

- Вкусные! А библиотеку вашу я обязательно проведаю. Мне туда надо.

- Сходи, - согласилась старушка. – Ничего интереснее в городке не найдёшь, - задумавшись, баба Варя долго смотрела в окно. - Витька Смуров ночью шлялся. Больше некому. Самый неугомонный с дружками своими. Раньше они обычно у Витьки дома собирались, песни завывали, где ни слова не понять. Борисыч гонял их, так соседи ругались. Теперь уж не знаю, чем занимается, взрослый мужик, но библиотекой сильно интересуется. Частенько вижу, как рядом трётся. Мне Светка из библиотеки рассказывала, что все книги по этой, как её… - она пожевала губами, подбирая верное слово. – По экзотерике прочитал.



Иванна Осипова

Отредактировано: 19.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться