Свитки Серафима

9.

Краем сознания Алексей отметил, что тон разговора библиотекаря с посетителем сделался более наряжённым. Лёгкое беспокойство подтолкнуло его скорее пробежаться взглядом по тексту. Он и не надеялся, но «Сакральный дар» действительно существовал. Петляя среди старого стиля, Алексей выцепил заветные слова.

«Сакральный дар — неканонический образ, сомнительно существующий, мастерской руки Луки Богомаза».

«Ну вот, ещё больше все запутали», - устало подумал он, отразив в записях новые вопросы.

Один ответ Алексей всё же получил. Оксана была приглашена неизвестной фирмой, чтобы доказать подлинность иконы, которая могла существовать только в воображении летописцев. «Сакральный дар» превратился в артефакт из городских легенд. Не этот ли клад искал безумный монах? Вспомнились и слова бабы Вари о потомке промышленника Смурова, который интересовался библиотекой. Истина чётче проступила в сознании молодого историка.

Голоса у стойки зазвучали громче.

- И что мне делать?! – взвилась библиотекарь с нервной дрожью.

Ответа Алексей не разобрал, поторопился вернуться к книге, словно ожидал, что вскоре его лишат такой возможности. Ранее в блокноте появилось:

«Светлый скит»

«Лука Богомаз»

Комментарии он нашёл, ничего не прояснив.

 «Светлый скит — иначе обитель Серафима — место духовного служения монаха, житие коего не имеет свидетельств, предположительно в N-ском уезде, точное место неизвестно, сведения утеряны».

Имя монаха в издании дополнительно выделили, хотя буквы почти стёрлись. Это подсказало Алексею, что следует и его поискать в комментариях к полезному сборнику. Нетерпеливо постукивая пальцами по столешнице, он прочитал:

«Серафим, монах – житие не подлинно утверждено, упомянут в летописях монастыря N-ского уезда, отшельником жил в Светлом ските до зарождения поселения…………………….».

Алексей удивлённо провёл пальцем по внезапно обрывающейся строчке, словно некто намеренно затёр текст. Кожей ощутил небольшую шероховатость, нехарактерную для страниц книги, и неявно виделась тонкая полоса от то ли срезанных, то ли смазанных букв. Ситуация становилась все любопытнее. Целый кусок тексты был вымаран из книги.

Решительно потерев лицо, чтобы взбодриться, он пожалел, что нет под рукой лупы. Несколько раз наклонил книгу под светом лампы, рассматривая уничтоженные, но чуть видные контуры букв.

Быстрые каблучки процокали к столу, где сидел молодой историк.

- Простите, я по ошибке дала вам не ту книгу, - лицо библиотекаря выражало тревогу. – Я не должна была… Раритет из фондов. Случайно попала под руку…

Она принялась сбивчиво объясняться, вцепившись в тканный переплёт, а Алексей наблюдал за тем, как лицо женщины наливается краской, одновременно видя и посетителя у стойки.

Довольно молодой, с жёстким, колючим взглядом, незнакомец вслушивался в каждое слово, произносимое женщиной. Алексею даже стало жаль её, но вопросов было слишком много, чтобы смолчать и смиренно вернуть книгу.

- Как это редкая книга из фондов «случайно» оказалась под рукой? Наверное, кто-то уже брал её? Так, почему же нельзя мне?

Библиотекарь умолкла, а второй посетитель в несколько широких шагов оказался рядом.

- Слышь, книгу верни, - коротко бросил он, ничуть не заботясь о вежливости.

И тон, и взгляд незнакомого хама резанули Алексея по нервам, но затевать ссору он не собирался. Не видел смысла. Возможная потасовка его не пугала. Несмотря на телосложение он был довольно жилист и когда-то посещал секцию самбо. Только куда бы привёл их этот конфликт? Ответов на самые важные загадки Алексей всё равно бы не получил.

- Витя! – умоляюще вскрикнула женщина. – Я тебя прошу…

- Я зайду в другой день. Мне у вас понравилось.

Алексей спокойно поднялся, выпуская из рук ценную добычу, аккуратной стопкой сложил остальные книги, оставив их на столе, забрал свои записи. Каблучки дробно простучали к стойке. Библиотекарь прижимала к груди сборник, будто готова была бороться за него со всеми врагами сразу.

- Хорошего дня, - кивнув незнакомцу, который оказался не таким уж загадочным теперь, когда имя было названо, молодой историк покинул читальный зал.

«Значит, Витька Смуров. Местный оболтус, погрузившийся в поиски мифического клада», - резюмировал Алексей, шагая по галерее.

В голове выстраивалась более-менее чёткая схема. «Сакральный дар» ищет наниматель Оксаны. Смуров занят поисками наследия предка-промышленника, а может быть и того же неканонического образа, существование которого не подтверждено. В памяти всплыл и безумец Никодим, пропавший в Светлом скиту. Он то, бедняга, что искал? Так или иначе, всех интересовала библиотека.

Алексей усмехнулся:

«Всех, кроме Никодима, понятное дело. Этого уже ничто не волнует. Ну, и мерзкий тип этот Витька Смуров! Чувствует себя хозяином в городке».

И действительно, за небольшой отрезок времени, Алексею удалось уловить и страх женщины перед Смуровым, и наглую уверенность Витьки в собственной неуязвимости и безнаказанности. Стало интересно мнение Борисыча. Уж кто-кто, а бывший мент должен знать немало грешков за подобным субъектом. Невольно историк всё глубже проникал в хитросплетение связей и событий городка. Алексей начал сомневаться, получится ли заняться реальной работой, ради которой он и приехал.



Иванна Осипова

Отредактировано: 19.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться