Свитки Серафима

13.

Сильный, внезапный бой часов ударил по ушам, почти выбил на мгновенье дух из лёгких. Все, кто был в кафе-баре застыли на местах, уставились на высокий резной корпус, где безвольно замерли стрелки. Воздух будто сгустился до осязаемости, колебался вместе с образами старой забегаловки. И непонятно, с чего вдруг мёртвые часы позволили себе такой странный, предсмертный хрип умирающего времени.

Вокруг снова задвигалось, зажило настоящее. С хрустом лопнул стакан в руках работника. Бармен за стойкой осторожно собрал осколки и стоял нахохлившись, вжав голову в плечи, не сводя испуганных глаз с компании посетителей. Он как будто ожидал от них чего-то.

Человек в форме выдохнул и поднялся из-за соседнего столика, подошёл к часам, хмуро разглядывая циферблат, но руками не касался. Алексею даже показалось, что милицейскому чину очень хочется потрогать, открыть дверку в средней части, потянуть за цепочки подвесов, но он сдержался. Вместо решительных действий мужчина потирал широкой ладонью крутую шею. А ещё… тут историк не ручался за правдивость того, что видел, но чудилось — стрелки часов сменили положение.  

- Ты не договорил, - досадливо промакивая салфеткой стол возле себя, сказала Оксана.

Когда ударили часы, она опрокинула чашку с остатками кофе. У неё и сейчас дрожали пальцы. Алексей поймал изящную руку, осторожно сжал, удерживая.

- Испугалась?

- Вовсе нет, - высвободившись, Ксана отбросила испорченные салфетки. – Мне пора. Спасибо. Я верну долг при случае. Где ты остановился?

- У родственницы… Подожди! Какой долг? Глупости!

Получилось, что говорил Алексей уже в спину убегающей подруге. Исчезла она так же быстро, как и в прошлую встречу. Неторопливо он записал в блокнот:

«Троицкая церковь\монастырь»

Подумав, добавил:

«Кафе-бар Часики»

Перечитал весь перечень. Вопросов оставалось много. С шифровкой на двери библиотеки он разберётся сегодня вечером, сидя за столом в уютной, пахнущей пирогами комнате у бабы Вари.

Под тяжёлыми взглядами местных, Алексей вышел на улицу. Но и там он продолжал чувствовать, с каким подозрением смотрит на него эта троица за соседним столиком. Да, и взгляд бармена сверлил спину. Наверняка и в окно наблюдают. Неприятно и мерзко. Или надумал он себе сложностей там, где их нет и не было?

- Не слишком гостеприимно, - пробормотал он вслух, чтобы успокоиться.

Разговор с Оксаной оставил осадок из смутной тоски, сомнений и тревоги, ничуть не отличающийся от того, что заронил в Алексее бывший мент Борисыч. Обоим удалось растравить в молодом историке меланхолию свойственную провинциальному городу, пустынным окраинам и умирающей природе.

Алексей помнил Ксану весёлой, довольно импульсивной девушкой. Каждая её легковесная мысль тут же слетала с языка. От прежней подруги не осталось и тени, как будто что-то постоянно давило на неё. Таинственный бизнес и суровый спутник настолько стеснили Оксану в действиях, что она позабыла о прежней свободе. Только это приходило в голову молодому историку, вместе с желанием защитить, забрать из рук мучителя. И снова отогнал назойливые мысли, сочтя их преувеличением.

- Пара дней в дрянном городке, и вот, ты уже рефлексирующий невротик с воспалённым воображением.

Продолжая беседовать с самим собой, Алексей решил больше не искушать судьбу, а вернуться в квартиру бабы Вари. Особо не глядя по сторонам, он быстро добрался до зелёной двери и открыл своим ключом, выданным хозяйкой в личное пользование.

Чемодан так и стоял в уголке под вешалкой. Родственница и не заглянула в него, чему Алексей весьма подивился. Неужели не любопытно, что там прислал дед? Зря, что ли, столько сил потратил, пока вёз? Его самого иногда настигал жгучий интерес, но вещь была чужая, и у эмоций на поводу он не шёл.

В недрах квартиры гремело посудой, соблазняло ароматами.

- Как раз вовремя!

Баба Варя улыбнулась, вошедшему на маленькую кухоньку, Алексею. Показалось, с облегчением и радостью. С крышкой от кастрюли в одной руке, поварёшкой в другой — она являла собой символ уюта и домашнего очага. Всё тягостные мысли унесло на время.

- Борщ готов. Садись, Алёшенька, за стол. Весь день где-то пропадал.

- Я в кафе перекусил, - ему сделалось неудобно, он привык сам заботиться о себе. – Вы меня балуете.

- В «Часиках» что ли? Отрава одна! Не ходи в кафе. И никаких «вы»! Баба Варя и всё, - она ловко расставляла тарелки, раскладывала свежий хлеб.

И Алексей сдался, но для приличия продолжал делать вид, что сопротивляется.

- Незаслуженно хорошо вы обо мне заботитесь. Напишите потом список продуктов, я закуплю.

- Я на тебе проверяю, не исчезли ли со временем мои кулинарные способности, - Варвара ласково потрепала Алексею волосы и занесла руку с черпаком над фаянсовой тарелкой. - Руки вымыл?

- Воспитательные способности тоже проверяете? - ёрничал он, лукаво прищурив один глаз.

- Я могу и боевые навыки обновить, если придётся. Ну-ка, марш в ванную! - баба Варя нахмурила брови, пытаясь придать своему лицу грозное выражение, но долго не выдержала и звонко рассмеялась. - По дороге как раз захватишь в прихожей конверт. Тебе просил передать молодой человек.



Иванна Осипова

Отредактировано: 19.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться