Свитки Серафима

17.

Нехорошо сжало горло. Алексей удержался от резкости в сторону опера. Опять же, разум подсказал, что явное сопротивление сделает хуже. Оставалось ждать и действовать по ситуации.

- Не наседай, Семёнов, - рявкнул полковник. – Без приказа…

Это краткое, но существенное дополнение показало Алексею, что ходит он по краю, и судьба его находится полностью в руках милицейского чина. Васильев смотрел недобро, но и не зло. Так же, как это было в кафе-баре, когда он пытался понять, что за новые лица объявились в городке. Скорее его утомляла необходимость заниматься мелкой мошкой залетевший в дом. Безвредной, но достаточно назойливой. Хотя, Алексей и сделать ничего не успел.

«Где же я зацепил их? Чем раззадорил осиное гнездо? И кто та осиная матка, которая отдаёт приказы? Она же точно существует», - мрачно думал историк.

Оперативник отступил к стене, встал сложив руки на груди, показывая, что в любой момент снова готов к жёсткому разговору.

- Где вы встретились с Бори… - Васильев поморщился. – С гражданином Ионовым?

- Возле библиотеки, - не стал скрывать Алексей. – Беседы с горожанами часть моего исследования. Я упоминал о городских легендах.

- О чём говорили?

Полковник задавал вопросы, а тихий следователь строчил закорючки на порядком помятых листах. Иногда он досадливо кривился, не поспевая за речью.

- История города, - Алексей пожал плечами.

Как он ещё мог охарактеризовать в двух словах тему разговора.

- Конкретнее.

- Архитектура. Библиотека и фонды из коллекции моего предка, - историк с любопытством следил за лицом Васильева. – Вы не поможете с допуском к ним?

Опер и Генка, про которого все давно позабыли, фыркнули.

- Вот гусь! – покрутил головой молодой участковый. – И ключи от квартиры…

- Нет, ключи мне, пожалуй, не нужны, - задумчиво произнёс Алексей. – А вот книги из собрания доктора Лукашова… Одним бы глазком.

- Он же над нами издевается! – зарычал Семёнов, но был остановлен взмахом руки полковника.

- О чём был разговор с покойным? - медленно повторил вопрос Васильев, постучал указательным пальцем по блокноту.

- Надпись на двери, но про неё же все знают. Это не гостайна, - историк сделал вид, что только что вспомнил о необычном входе в библиотеку, что никогда не придавал значения письменам. – Я же сказал. Меня интересует зарождение малых городов России. Городские легенды. В квартире я пробыл минут двадцать. Прошёлся по городу. Вы сами видели меня в кафе-баре. Вечер и ночь провёл в доме бабы Вари.

- Варвара подтвердила, - непрошено ввернул Генка и получил грозный взгляд в ответ.

Мощный вибрирующий звонок ударил всех по нервам. Васильев извлёк тяжёлую трубку из недр кителя. Разговор вышел недолгим. Полковник больше слушал, потирая шею.

- Ясно. Оформите всё, как положено, - напоследок прорычал он в трубку, но в голосе слышалось облегчение или спокойствие человека, у которого все идёт по плану.

И оперативник Семёнов, и участковый молчали. Полковник так же не спешил что-то говорить. Затянувшаяся пауза повисла тягучей каплей, заставив чаще забиться сердце Алексея.  

- Уезжал бы ты, парень, - внезапно бросил Васильев, поднимаясь из-за стола.

- Он сказал, что-то подобное, - Алексей мотнул головой в сторону снимков с мёртвым Борисычем. – И больше ничего.

- Выпускайте, - коротко приказал полковник, направляясь к двери, но затем всё же добавил. – Экспертизу оформили. Отравление суррогатом. Не того пойла хлебнул Борисыч.

- И не сомневался, - широко заулыбался Семёнов, будто только и ждал подобных новостей. – Нашла старого алкаша смертушка.

Всё стремительно закрутилось. Васильев ушёл. Алексею дали подписать протокол, который он вдумчиво и долго читал, нервируя следователя. Ничего лишнего в бумагах не оказалось.

- Блокнот, - историк протянул руку за своей вещью.

Опер опять трепал в руках листы, на что-то надеясь, смерил худощавую фигуру Алексея взглядом, но записи вернул.

- Глупостями не занимайся и дуй на вокзал, дорогой гость города, - несмотря на улыбку, тон оставался жёстким. – В другой раз не повезёт.

- Учту пожелание, - сквозь зубы процедил Алексей, понимая бесполезность препирательств.

Как же было хорошо на улице! Он сделал несколько глубоких вдохов. И запах железной дороги, доносимый ветром, не помешал насладиться свободой. Яркие и свежие краски радовали душу. Алексей огляделся. Когда его привезли, было не до того. Новая часть города совсем не походила на умирающего больного, каким показались старые районы. Не терзали взгляд мрачные краски или грязные закоулки, не давило тягостной скорбью. Он немного побродил по ближайшим улочкам, исследуя и наблюдая. Люди шли по своим делам, ничуть не обращая внимания на чужака. Дворник мёл мусор и листву, которой пока было не так много. Тихие и уютные дворы встречали гостя приветливо, мягко шелестя остатками летней зелени. Это был совсем другой город. И контраст поразил Алексея в самое сердце. Казалось, из старого города медленно уходила жизнь, распадалось само время. Здесь же протекало обычное существование провинциального места.



Иванна Осипова

Отредактировано: 19.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться