Свитки Серафима

23.

Алексей оторвался от созерцания земли под ногами и посмотрел на Ярослава, идущего впереди. Одним взглядом охватил затылок с чуть вьющимися русыми волосами и прямую спину. Подумал:

«Да, пожалуй, военный. Вон и волосы совсем коротко стрижены. Выправка и привычка раздавать приказы. Решительный и серьёзный. Полная противоположность беззаботному оболтусу Сашке».

Новый порыв ветра принёс с собой холодное и зябкое напоминание об осени. Поёжившись, Алексей втянул голову в плечи, зарылся подбородком в поднятый воротник куртки. Несколько дней прошло с момента приезда в городок, а погода резко повернула в сторону заморозков. Ледяной ветер отвлёк его от раздумий.

Он снова воткнулся взглядом в натянутую струной спину Ярослава. Будто почувствовав пристальное внимание, Яр обернулся, взмахнул рукой, в свете покосившегося фонаря, указывая на редкую поросль кустарника.

- Туда.

Полумрак не помешал Алексею увидеть на руке Ярослава широкий чернёный браслет, ранее скрытый рукавом не по погоде лёгкой куртки. Именно эту штуку историк принял за часы, случайно подсмотрев за приятелями на улице. Однако, примечательнее был перстень на пальце военного. И не подумал бы запоминать подобную мелочь, но совсем недавно видел у Казимира Смурова похожий. Если ещё и готическая Т на месте, то… Что именно тогда будет Алексей подумать не успел.

Внезапно Яр нырнул в небольшой проем между кустами. Следом за ним так же поступил Сашка и втянул за рукав задумавшегося историка. Мимо прогрохотал товарный поезд, звук приближения которого сопровождал их путь некоторое время. Они близко подобрались к железной дороге.

Втянув тонкими ноздрями воздух, Яр довольно долго смотрел вдоль дороги в сторону вокзала. Теперь далёкого и обозначенного лишь размытым отсветом огней. Рельсы загудели и дрожь по нарастающей пошла по земле к ногам Яра. Чёрное пятно с двумя жёлтыми пятнами двигалось к фигурам в темноте. Неторопливо вернувшись на обочину, Яр коротко скомандовал:

- Приготовьтесь.

Алексей недоверчиво посмотрел на приближающийся поезд, на спутников. Серьёзно? Они собирались цепляться за несущийся поезд? Тем временем, товарные вагоны, грузно сбрасывая скорость, проехали немного вперёд и остановились.

- Давайте.

Яр пружинисто подскочил вверх, ухватившись за изогнутую железку на платформе для грузов, и уже оттуда тянул руку, чтобы помочь Алексею.

- Быстрее, - пыхтел позади Сашка. - Стоянка всего минуту.

Вагоны скрипнули и, толчками набирая скорость, покатились в темноту. На платформе было прохладно. Спрятавшись от ветра за громоздкой, бесформенной горой, накрытой брезентом, путешественники молча смотрели друг на друга.

Яр оставался непроницаем и изредка выглядывал вперёд по ходу поезда, пытаясь различить во тьме нужную точку, цель их путешествия. Таращась на летящий мимо лес, Алексей старался понять, что делает здесь. Ночью, на платформе товарняка, везущего его неизвестно куда, он испытывал смешанные чувства предвкушения, волнения и страха. Не единожды он задавал себя один и тот же вопрос: «Почему я согласился пойти с ними? Без объяснений и хотя бы иллюзии договорённости». Ответа не находилось. Вероятно, виной был радостный, бодрящий трепет от близкого приключения, дух авантюризма, немедленно захвативший Алексея в плен. В груди сильно и быстро билось сердце. Душа и тело жили этой минутой.

«А ты экстремал, Алёшка!», - с усмешкой подумал историк, открывая очередную грань собственной натуры.

Иные обстоятельства, вот и полезло на свет из скрытых закоулков души, нечто непривычное и волнующее. Стоя на платформе, он уже довольно сильно замёрз, когда вагоны начали притормаживать. Под тихий ход поезда, печально стучали колеса.

- Сходим! - Яр опять был немногословен.

Они дождались, когда платформа поравнялась с покосившимся, разбитым перроном и друг за другом перепрыгнули с поезда на него.

- Почти на месте.

И в темноте было понятно, что Сашка улыбается. А Алексей вдруг ясно осознал, что его втянули в нечто совершенно непонятное и опасное. И тут ему сделалось страшно по-настоящему, до холодеющих пальцев на ногах. От макушки до пяток пробило молнией, потекло по телу адреналином. Тут же стало жарко.

Покосившаяся бетонная плита бурно поросла мшистой растительностью и кривыми кустами, проросшими через разломы. Природа победила, разрушая, кроша, разрывая на части то, что когда-то создал человек. Темнота казалась густой, точно чернила. Они соскочили на землю, так как ступени были разбиты, и опаснее спускаться по ним, чем прыгать с платформы в черную бездну под ногами.

Преодолев дрожь, вызванную резким осенним ветром и беспокойством, Алексей решился уточнить, куда они идут. Ответ не изменился.

- Троицкий монастырь, - Сашка вполне дружески коснулся плеча историка. – Тебя должно заинтересовать.

От Ярослава добиться информации было невозможно. Он промолчал, будто и не заметив разговора. И добродушие Сашки, и отстранённость Яра ничуть не успокоили Алексея. Но делать нечего, они упрямо продвигались дальше по лесу. Наверное, ни за что на свете Алексей не решился бы совершить подобное путешествие в одиночестве — опустошаемый осенью лес внушал тревогу, чернота вокруг словно сопротивлялась и не пускала путешественников дальше. Он ведь думал о Троицком монастыре, планировал разыскать развалины. И вот, оно само идёт в руки вместе с проводниками. Только так странно и неожиданно, что Алексей не чувствовал себя готовым принять подарок. Тем более насильно. Его мнение никого, как будто, не интересовало.



Иванна Осипова

Отредактировано: 19.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться