Свитки Серафима

25.

Существо действительно было безлико и мало напоминало человека. Вытянутое червём тело непостижимым образом, изогнувшись, расположилось на дороге. Замотанное в чёрное тряпьё, оно казалось чернильной кляксой, оставленной нерадивым отроком. Серафим наблюдал, ожидая, что будет происходить дальше.

Медленно перетекая в свете луны в другую форму, необычный гость выдавил из себя подобие рук и ног. И вот, вроде бы обычный человек стоит перед камнем, но очень бледный и безволосый. Через прозрачную границу пробились к Серафиму беспокойство и давящая боль в сердце. Стержень внутри заколебался. Чужое, противное человеку пыталось проникнуть к нему.

Под молочной кожей, натянутой на месте лица, заходило ходуном, заволновалось, выпячивая бугры. Моргнул Серафим, а у существа появились человеческие черты. Грубые, точно топором высеченные, не мужские и не женские, но понятные для любого. Кривой рот раскрылся, показывая острые кинжальные зубы. Глубоко вдохнул послушник воздух, да так и замер, боясь пошевелиться. О прозрачной стене и думать опасался. Нельзя сомневаться в её крепости, никак нельзя.

- Где ты? – ухмыльнулся гость, прищурил маленькие складочки глаз. – Вот он я, показался тебе. Теперь сам выходи.

Не ответил Серафим, сильнее сдержал дыхание.

- Я чую, чую твой дар, Степанушка, - скрипуче пропело существо. – Окреп он с годами, стал слаще и сочнее, - звонким стеклом посыпался знакомый смех. – Дай испробовать хотя бы малую толику.

Показалось, что чёрный длинный язык выпростался из щели рта и скользнул по тонким губам, оставив блестящую дорожку. От омерзения задохнулся послушник, сжал пальцы в кулак — до рассвета бы достоять, удержаться от беса. Не такими представлял себе искусителей юноша. Иначе изображали их храмовые служители.

А голос существа манил приятной лаской, уговаривал, сладко скользил по преграде, догадываясь, где спрятался послушник.

- Стойкий ты, Степан. Как ни убеждал я тебя, как ни хотелось сорвать плод пораньше…

- Так и не сорвёшь, - за спиной врага светло-синим бликом показался странник, будто соткался из голубых и белых искр, провёл быстрой рукой по стальным широким наручам на левой руке.

Существо зашипело, оборачиваясь, кружа на месте, выискивая удобную позицию для противостояния.

- Не тебя я звал, иномирец! Рано пришёл, не завершено испытание.

Отростки конечностей втянулись в раздувшееся бледное тело, где под тонкой оболочкой бились тонкие узлы и жилы. Гость пытался казаться крупнее и опаснее, нависая над странником. Тот же провёл ладонью перед собой, приказывая:

- Отступи, - мягкие черты лица застыли, наполняясь грозой, стали резкими и властными.

И существо опало, отползло на шаг назад, вернув человеческий облик. Во все глаза глядел Серафим на фигуры возле камня. Лунный свет проложил границу между ними, освещая дорогу. Лики — совершенный одного и пугающе-безобразный другого — чёткими линиями проявились в темноте.

- Как бы я хотел добраться до твоей сердцевины, княжич, - прошелестел бледный.

- Она тебе не по зубам, - иронично усмехнулся странник. – Возвращайся, откуда явился. Я не стану сообщать Конструкту, что ты нарушил договор, но помни, пожиратель Дзиф — я ничего не забываю.

- Где?! – мерзкий гость весь затрясся от возмущения, заелозил по земле ногами обрубками, кожа начала оплывать волнами. – Где я нарушил правила?!

- Соискатель прошёл испытание, - с силой ответил странник. – Его время и дар достаются этому миру.

- Или тебе, иномирец! - резко дёрнувшись вперёд, существо попыталось ударить ненавистного врага в грудь.

Серафим, видя это, еле сдержал возглас. Огромных усилий стоило ему оставаться на камне. Так и хотелось сойти вниз, встать рядом с тем, кого он знал с детства, вместе бороться с бледным бесом.

- Я раздаю, а не забираю.

Странник смотрел прямо в текучее лицо существа, менявшееся каждое мгновенье. Лысая голова беса раскачивалась перед глазами. Жадный рот испускал слюну. Человек не отвёл от мерзости бесстрастного взгляда.

– Иномирец — ты. Это мой мир, поэтому растворись, пока я тебя сам не выкинул. Тебе не понравится.

Ничего не понимал Серафим. Слова, боровшихся за него, оседали в сознании, но оставались запертым коробом.

Отплыв назад, существо растянуло кривую щель, ухмыльнулось.

- Ты силен, княжич времени, со всеми Конструктами и Советами в вечном договоре, но со смертью договориться не смог, - гадкий смешок полетел в странника. – Все знают, что забрали у тебя. Желанное тело обратилось в гниль. А душа…

- Думаешь задеть? – лишь на миг дрогнули веки у спасителя. – Забыл своё место? Изыди! – и странник простым кивком подтвердил силу желания.

Повинуясь невидимому удару, существо сжалось. Искривилась длинная и белая туша в чёрных обмотках, втянулись черты и конечности в истончающееся тело. Он пытался сопротивляться, незримо цепляясь за твердь, пытался бросить в лицо врага последние угрозы и обещания.

- Не навсегда, - хрустальный выдох разбился о камень. – Дзиф упорен в своих желаниях. Моя добыча. Я отомщу. И твой свет можно исказить.



Иванна Осипова

Отредактировано: 19.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться