Свитки Серафима

28.

Настоятель сурово замолчал, пресекая прочие вопросы. Они вернулись к обыденности, на которую Серафим взирал с отстранённым изумлением. Лишь на монастырском дворе послушник ощутил усталость и голод. Илия дал позволение отдохнуть один день.

Затем простился Серафим с Троицким монастырём, отправившись в нелёгкий путь. Стержень внутри души обрёл постоянную силу. Весь мир будто бы проходил через него, оставляя частичку себя, как малые семена, прорастающие знанием. Чудилось, что многое доступно ему.

На первое время взял он с собой круг хлеба, да одежду, что имел на себе. Шёл куда вело сердце, а по сути, кружил неподалёку от монастыря. Несколько дней искал Серафим место, уготованное ему для служения. На каждое, что казалось избранным, не откликалось силой. На третий день он вышел к берёзовой роще, утреннее солнышко начинало пригревать листву, мерный стук дятла гулко разносился по лесу. Приглянулось монаху это место. Серафим присел на траву, размышлял, спрашивая себя о верном выборе. Глубоко он задумался, ничего не замечал. Кто-то легко коснулся плеча.

- Дядя, ты странник?

Мальчонка лет десяти, русоголовый и светлоокий, стоял перед ним, доверчиво смотрел в глаза.

- Я-то? – неожиданно Серафим задумался. – А, пожалуй, что и странник.

- А мы с батей тут дерево смотрим. Он плотник.

В словах ребёнка было столько детской безгрешной гордости за отца, что монах заулыбался. Почуяло сердце, что не просто так повстречал он плотника в диком лесу.

- Мне здесь скит строить, - словно сам себе сказал Серафим, оглядывая макушки деревьев.

Тут вышел к берёзам и бородатый плотник, отец мальчика, поклонился молодому послушнику, приняв за монаха.

- Здравствуй, божий человек.

- Добрый день тебе, плотник. Сын твой, чистая душа, поведал о деле, что привело сюда. У меня же тут служение. Не монах я, но по велению Господа должен построить скит.

- Бог тебе в помощь, - ещё ниже поклонился плотник. – Если позволишь, помогу тебе.

Улыбнулся Серафим, так как было сказано ему в сердце, что коль будет такова речь плотника, то это тот человек, что ему нужен.

На том они и решили. Назавтра должен был прийти плотник, что звался в поселении Кузьма и начать работу вместе с Серафимом. Ибо это было и его служение тоже. А пока остался молодой послушник один в лесу, развёл небольшой костерок, чтобы согреться в ночной прохладе, когда время придёт.

Помолился Серафим, не знал, что ждёт его, как сложится дело и какие силы придётся преодолеть, чтобы исполнить волю странника. Знал он только служение, но путями не ведал. Подумал Серафим о страннике. Тот, верно тоже знал пути, но, так же как Бог, молчал о них. Прислушавшись к себе, отыскал стальной стержень, переполненный силой. Всё хранила душа, подсказывала, что скит будет построен. Что дальше, рано было знать.

Успокоился Серафим, доверился течению времени. До вечера выстроил себе убежище между деревьями, покрыл ветками, зная, что долго предстоит спать под открытым небом. И с помощниками долгой будет дорога в невидимую пока обитель.

Сидя под переплетением ветвей, глядя на огонь, уплывал Серафим в грёзы, задремал и увидел бывшую невесту Василинку. Без горечи в сердце простил сам и испросил прощения. Ничуть не сожалел он, что оставил богатую лавку и дочь купца. Было то для него таким же искушением, как и морок возле камня. Не купился, не дал слабины, позабыв зов и огонь зарождающихся слов. Он знал, никогда не поняла бы Василинка пути, накрепко привязала бы к земному, отчего внутренняя крепость Серафима разрушалась. Сам он рушился, становился не тем, каким сотворил его Господь. Другим он был, другим. Иным было и его служение.

Серафим проснулся и вздохнул. На миг он представил, как сгорала в слезах от позора Василинка. Вечная невеста при сбежавшем женихе. Как старился горем и обидой купец. Но даже ради их счастья не смог бы Серафим поступится тем, для чего был рождён. Иначе гибель грозила бы чему-то большему, чем его душа. Работая в лавке, живя в доме купца, понял он, как затягивает, словно в болото, такое существование, как затмевается разум, теряется нечто важное, глубокое в жизни. И Серафим знал, что не может потерять это. Нельзя. Не должен. Глаза странника неотрывно смотрели в душу. Серафим видел, как легко поддаться миру. Просто было остаться в доме купца, стать мужем Василинки и владельцем лавки. Но значило это потерять самого себя и предать тот день на краю леса, когда впервые говорил с ним странник. Жалко было ему невесту, только знал Серафим, жалость плохой советчик. Милосерднее, любя, отказаться, отпустить. Останься он, только хуже сделалось бы всем. Погубил бы он и себя и Василинку тоской по несбывшемуся.  

До самого утра тревожно засыпал и просыпался молодой послушник. Подкрадывался страх неизведанного, но и как никогда ощущал Серафим силу стержня внутри себя, как никогда ожидал нового дня. Для этого можно было оставить всё, что уже было им оставлено, потому что его путь проходил через душу, оставляя радость и уверенность. Во всём положился Серафим на Господа, веря, что тот не оставит его без помощи.

Поднявшись рано утром, радостно оглядел монах золочёные низким утренним солнцем стволы берёз, поляну. Чутким ухом уловил возню и щебет птиц где-то в кронах деревьев. Хорошее было место, хорошее.

- Добрый человек, мамка велела передать, - звонкий мальчишеский голос распугал птиц в роще.



Иванна Осипова

Отредактировано: 19.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться