Свитки Серафима

35.

Подскочив на диване, Алексей полминуты озирался по сторонам. Показалось, что по квартире кто-то бродит, что и не удивительно — Варвара должна была давно вернуться домой. Больше некому.

 - Баба Варя! – он выглянул в коридорчик. – Вы?!

 - Кому ж ещё быть, - старушка возилась на кухне. – Не хотела тебе мешать. Всю ночь где-то пропадал. Думала, не увижу, - она вздохнула. – Не слушаешь опытного человека.

- Ничего же не случилось, - вспомнив о встрече в кафе-баре, Алексей заторопился.

- Случится, поздно будет. Поешь?

- Не успеваю, - он наскоро умылся, проверил, на месте ли любимый блокнот и натягивал куртку. – Мы с друзьями уже угостились рано утром. Обещаю восполнить запасы кофе и прочих продуктов.

- Всё бежишь куда-то, - Варвара прекратила попытки вразумить родственника. – А времечко-то оно не воротится.

- А вдруг?! – широко улыбаясь, историк выскочил на улицу.

Алексей разом окунулся в осеннюю прохладу. Ветер трепал желтеющую листву, которая выглядела излишне яркой среди тусклой серости распадающегося городка. Неужели правы Яр и Сашка? Кто-то ворует время через невидимые разломы, высасывает силы из старых районов, забирая чужое.

Стоило задуматься о такой возможности, как Алексей чувствовал замешательство. Так до конца и не поверил. Может розыгрыш, глупый обман? Он мысленно прикинул, кто из знакомых способен на такую глобальную мистификацию, но так никого и не заподозрил. Затраченные усилия не стоили сомнительного результата. Оба представителя организации из будущего вели себя слишком естественно, чтобы быть статистами в чужой игре. Видение рядом с Сакральным Даром объяснить оказалось и вовсе невозможно. Поверить невозможно, невозможно не поверить… Маленькое солнце, появившееся в груди после видения при созерцании Сакрального Дара, не позволяло полностью отрицать возможность чуда. Сознание его словно раздвоилось и спорило само с собой. С усилием, он отложил внутренний спор на более подходящее время.

Торопливо добираясь до «Часиков», Алексей подумал, что исследование его летит к бесам. Возможно, к тем самым, о которых упоминал Ярослав. Существа из другого мира были затронуты в разговоре вскользь, но историк запомнил. Удивительно, но необычная история настолько захватила его, что воспоминания о научной работе не вызвали ни сожаления, ни недовольства собой. Случись это раньше, Алексей бы весь извёлся, что впустую потратил время и не продвигается в работе.

Многое изменилось. Теперь ему было жаль, что тема Сакрального Дара, мифического Серафима и тайной истории городка запретна. Алексей точно знал — компаньоны из будущего не позволят копаться в городских легендах. Если тот тип из видения и правда их начальник, то пойти против он не сможет. Ясно, что у того всё под контролем. Забыть взгляд человека с фрески никак не получалось. Незнакомец будто знал об Алексее всё, каждую незаметную, скрытую от самого историка мысль, каждое движение души.

«У меня фиг проскочишь», - ухмыльнулся, вспомнив старый анекдот про бывалого водителя.

Эта уверенность, неизвестно откуда взявшаяся, плотно засела в сознании. Никакого упрямства не хватит, чтобы переломить правила. Играть с подобными силами Алексей не стал бы, но узнать немного больше не отказался бы, а может и поучаствовать в чем-то интересном.

Подходя к кафе-бару, вспомнил он и про Оксану. Так и не решив, знала она о фамильной реликвии или нет, Алексей думал о новой встрече. Наверное, лучше поговорить откровенно. Не сможет она солгать. Какая-то часть Алексея шептала, что Ксана изменилась. Она больше не та импульсивная и беззаботная студентка, которую он знал в прошлом. За несколько встреч в городке он сумел убедиться, как ловко она научилась сдерживаться и уходить от ответов. Только и с тягой к бывшей бороться было непросто. Рядом с Оксаной его словно окутывало чем-то томительным, но приятным, похожим на ожидание близости.

Кафе-бар встретил Алексея неприветливым полумраком и всё теми же пыльными окнами. Пасмурный день давал мало света, а искусственное освещение внутри давило не меньше серого неба. В воздухе ощущался затхлый запах старого и сырого дерева. Обстановка, в прошлый раз показавшаяся историку вычурно-винтажной, царапнула тоской и уходящим временем.

Бармен, неопределённого возраста человек в замызганном фартуке, бросил неприязненный взгляд на чужака, но быстро отвёл глаза, принявшись протирать стаканы. Его старомодные усы и весь облик напоминали о начале века, когда, вероятно, это место именовалось трактиром. Может быть сюда приходили промышленник Смуров и доктор Лукашов. Сейчас же было рано для вечерних компаний, но несколько столиков занимали местные. Сашка махнул рукой, обозначив себя.

Ярослав сидел спиной к зале. И не случайно. Подойдя, Алексей сразу заметил, что браслет на руке военного работает и направлен в сторону старинных часов. Столик они выбрали самый ближайший к застывшей древности. Поймав себя на мысли, что привыкает к постоянной смене событий и новым знакомым, историк занял свободный стул. На столе стояла «минералка».

- Пышки не берите, - посоветовал Алексей. – Они их до революции делали.

Сосредоточенный Яр резко поднял взгляд, сузил глаза, проникая в суть фразы.

- Правда, что ли?

Сашка оживился, мечтательно закатил глаза, широко улыбаясь.

- Эх, едал я как-то пышки в Петербурге…



Иванна Осипова

Отредактировано: 19.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться