Свитки Серафима

37.

Проникать в кафе-бар ранним утром всё-таки решили через день. Несмотря на торопливость Ярослава, его компаньон настоял на отдыхе. Жизнерадостностный Сашка и правда выглядел уставшим. Алексей не понимал, в чём заключаются способности бывшего попутчика, но тот утверждал, что в случае опасности не сможет выложиться полностью, если они не переждут немного.

На том и сошлись. Ярослав согласился отложить операцию. К тому же он ждал новых сведений от аналитического отдела Института. Слушая пояснения, Алексей постоянно ловил себя на сомнениях в реальности происходящего. Разве могло быть правдой, что он разговаривает с людьми из будущего? Что существуют артефакты вроде Сакрального Дара или свитков, которых он не видел? А разломы, ворующие время у городка? Или, как сказал Ярослав: «Гоняющие потоки туда-сюда, забирая и передавая кому-то невидимые силы жизни». Алексей прилаживал факты к собственному миропониманию, ломая стройную и устойчивую конструкцию, которая была когда-то привычна. Вероятно, ему придётся разрушить старое до основания, чтобы вместить туда фантастические детали изменившейся реальности.

Закупив обещанных Варваре продуктов, он вернулся в квартиру родственницы. Вместе они неторопливо разложили провиант, и Алексей осторожно сообщил, что вскрыл посылку деда. Он почувствовал, как запылали уши, когда показывал содержимое чемодана, умолчав об иконе. Так было нужно. Ярослав ничего не говорил историку, не просил лгать старушке, но все обстоятельства и логика событий вели к этому.

- Чудит Мишка, - пожала плечами баба Варя, перебирая старые книги. – Ладно, спрошу потом, когда созвонимся.

Холодок пробежал по спине Алексея. Как же он мог забыть?! Он сам должен позвонить деду и рассказать, что с фамильной ценностью ничего не случилось, икона доставлена на место и заархивирована. Яр обещал, что дед поймёт слова о кольце. Было не слишком поздно, чтобы поговорить прямо теперь.

- Воздухом подышу, - убирая чемодан обратно под вешалку, сообщил он родственнице.

Варвара обещала подумать, куда запихнуть старьё, а пока решили оставить всё, как есть.

- А поесть?! Опять убегаешь.

- Вернусь и с удовольствием, - Алексей улыбнулся беспокойству старушки.

Быстрым шагом он прошёл вдоль дома, свернул в чужой двор, где отыскал скамью, засыпанную желтеющей листвой. Осень казалась внезапной стихией, налетевшей на городок. Вокруг ни души, и Алексей расположился на скамейке.

Когда-то деду Михаилу преподнесли семейный подарок — мобильный телефон. Кто-нибудь из близких постоянно оплачивал связь. Здоровье деда беспокоило всех. И сейчас Алексей несколько минут подбирал слова, чтобы успокоить, не навредить. Потом вспомнил, что он не в большом городе. В провинции со связью всегда были перебои. Он даже не знал, если тут местная сеть, понадеялся на близость города-миллионника.

Возле скамьи сеть не ловила. Некоторое время пришлось бродить по двору в поисках связи. В итоге историк забрался на детскую горку.

- Дед, это я, - он старался говорить негромко, но радостно, в трубке потрескивало. – Доехал, несколько дней как. Привет тебе от бабы Вари.

Как и ожидалось, первый вопрос был о чемодане. Алексей был готов.

- Довёз. Правда хорошо, не волнуйся, - собравшись с духом, он выдохнул. – Послушай, дед. Сядь. Нет не страшно… Ты когда-нибудь видел перстень с готической «Т»?

Молчание деда было недолгим, но тревожным, а Алексей словно угадывал развитие разговора. Конечно же, старик помнил необычное кольцо, которое носил отец. После смерти старшего Лукашова оно пропало. Тогда решили, что убийца купился на серебро. Неустойчивая связь не позволила говорить долго, но Алексей успел сказать главное — икону забрали надёжные люди, чтобы спрятать. Дед же вспомнил, как отец, показывая украшение, говорил, что можно доверять человеку с подобным знаком. О подробностях расскажут друг другу позднее. У Алексея отлегло от сердца. Задание деда он выполнил и тот вполне доволен результатом. Артефакт далеко и посторонним не достанется.

Дождь застал историка на подходах к дому. Небо помрачнело, набухло серостью. Тёплая, пахнущая свежей едой, кухня Варвары показалась Алексею самым лучшим местом, чтобы переждать непогоду. Впрочем, он больше никуда и не собирался. До похода в «Часики» оставалось больше суток. Можно спокойно полистать блокнот с записями, всё обдумать и выспаться, наконец.

Он успел всё, даже удивиться, как неожиданно жизнь сделалась размеренной и спокойной. Целые сутки никто не искал с ним встреч, не звал в неизведанное, не приходилось бежать, цепляя на себя лавину информации и событий. Слишком хорошо, но и непривычно скучно.

Под шум дождя Алексей заснул быстро, не услышав под утро, как баба Варя собралась на работу, шелестя прозрачной плёнкой, заменившей ей плащ. Посторонний звук ворвался в размеренные потоки внезапно, заставив подскочить на диване. Наскоро натянув брюки, не застёгиваясь, Алексей прошлёпал босыми ногами к двери, в которую отрывисто и тревожно стучали. Мрак за окном и не думал сменяться предутренней серостью.

- Кто?! – он вначале прислушался, но, когда звуки повторились, хрипло вытолкнул из горла короткий вопрос.

Со сна реальность немного плыла, плохо отпечатываясь в сознании.

- Я, Ксана! Алёша, я промокла, - голос за дверью дрожал.

Алексей немедля открыл, впуская в коридорчик осеннюю сырость и тенью метнувшуюся бывшую возлюбленную. Вода стекала по тёмным волосам Оксаны, капала с одежды на пол.



Иванна Осипова

Отредактировано: 19.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться