Свитки Серафима

42.

Казимир радостно взмахнул рукой с перстнем.

- У нас сегодня особый гость, господа. Историк и наш земляк. Праправнук доктора Лукашова, которого мы так хорошо помним и не устаём благодарить за помощь жителям города. Как бы нам хотелось видеть его в рядах благословенных хранителей!

Присутствующие молчали. Присмотревшись, Алексей ожидал увидеть, что у всех расширены зрачки, а взгляд отрешённый и застывший. Он предполагал, что члены секты одурманены, но ошибся. Их глаза горели таким же радостным возбуждением. С жадным нетерпением они следили за Смуровым-младшим и извивающимся Воробышевым.

- Очень жаль! – воскликнул Казимир. – Жаль, что доктор Лукашов и его отпрыск не пошли за истинной. Вместе мы достигли бы намного большего. Увы, всё моё красноречие не убедило их.

Что-то кольнуло в сознании Алексея, но ошарашенный событиями, он не сразу до конца понимал поток слов. Казимир словно смешивал безумный коктейль из времён и фактов. Кот щурился, лениво осматривая присутствующих, и выглядел вполне обыденно. Историк подумал, что произошедшее в кафе-баре ему лишь привиделось. Очень хотелось высказать всё, что он думает по поводу городка, секты и самого Казимира, но Алексей благоразумно молчал, наблюдая за оживлённым Смуровым.

- Сегодня мы собрались, чтобы свершилось правосудие, - торжественно, после паузы, провозгласил смотритель музея.

Его слова немного подзадорили слушателей. Администраторша Маринка приосанилась, поправляя плащик. Полковник довольно хмыкнул. И остальные зашептались, понимающе кивая.

- Прежде, чем получить новое благословение бога Хонсу, нам предстоит осудить преступника. И третьим пунктом — особое подношение для повелителя.

Счастливый и певучий голос Казимира начинал раздражать. Алексей словно тонул в этой бесконечно патоке, а охваченная огнём сталь в грудине предупреждала об опасности. Сообразят ли Сашка и Ярослав, где искать похищенного тварью историка? Что с ними стало? Бармен из «Часиков» стоял среди сектантов, значит на работу придёт не скоро. Яр вызывал подкрепление, это Алексей помнил чётко.

- Этот человек, - протянув руку с перстнем, Казимир небрежно указал на Воробышева. – Этот ужасный варвар… - он намеренно повысил голос, говоря медленно и значительно. – Уничтожил лик нашего господина. Как мы должны поступить с преступником?

- Смерть! – выдохнули все разом, повторяя вердикт. – Смерть!

Воробышев нашёл в себе силы, чтобы попытаться выкрутиться из рук опера, но получил тычок кулаком в лицо. Голова его резко откинулась, ударяясь о камень. Заведующий библиотекой застонал, как-то удивлённо заморгал, ощущая струйку крови, заливающую рот.

- Что вы творите, - от возмущения слова вылетели из Алексея сами собой.

Он не спрашивал, понимая, что сам находится рядом со смертью, как и несчастный, тщедушный служащий. Историк никак не мог осознать, что в реальности могут происходит такие дикие вещи. Теперь невозможно было сказать, каким образом родился в городке культ человека с фресок, но факт оставался фактом. И нашлись те, кто готов был прикрываться его именем, чтобы управлять жителями, преследуя свои цели.

- Правосудие, мальчик! – Казимир гордо вскинул голову. – Правосудие и историю! Варвар приговорён. Исполняйте!

Кот, будто соглашаясь с приговором, издал рокочущий «мяв», но с места не двинулся. Зашевелился Витька Смуров, неторопливо прошёл в другой конец небольшой залы. Там, в нише стояла шкатулка, откуда он достал кривой нож. Удерживая оружие на пальцах обеих рук, Смуров сделал круг, обойдя всех сектантов. Алексей заглянул в лицо племянника Казимира и понял, что тот ничуть не колеблется. С лёгкость молодой мужчина взялся за алебастровую рукоять с чернёными египетскими символами. Воробышев сорвал голос и тихо скулил, следя воспалёнными глазами за исполнителем приговора.

Алексей не простил бы себе, не попытайся вмешаться. Его, рванувшего к каменному возвышению, остановили несколько мужчин.

- Что вы хотите взамен?! – он решил потянуть время, пытаясь выторговать жизнь по сути чужого ему человека.

- Не мешайте, юноша, - Казимир сурово свёл брови. – Ваше время придёт. И очень скоро.

- Убьёте его и меня — никогда не узнаете, где Сакральный Дар.

Витька остановился, занеся руку с серповидным оружием над Воробышевым, обернулся на дядюшку. В тишине мягко приземлился на толстые лапы кот, потёрся о ноги хозяина. Казимир поднял его, прижимаясь щекой к ухоженной густой шерсти.

- Плохая игра, - сладость Смурова растворилась в ярости. – Приговор вынесен и будет исполнен. Бог времени суров, но справедлив. Мы все свидетели, - он обвёл жестом прихожан необычного храма.

Горожане с восхищённым вниманием следили за Смуровым, а Алексей был для них незначительной, но досадной помехой. Несколько раз кот ткнулся носом в ухо хозяина. Ярость Казимира угасла, а губы растянулись в улыбке.

- Впрочем, если ты отдашь нам Сакральный Дар, то мы подумаем, как отблагодарить. Великому Хонсу по нраву добровольные подношения. Нам нужна эта вещь. Он желает получить её.

Казимир так многозначительно коснулся ладонью своего питомца, словно говорил о нём. Как будто именно кот посоветовал пойти на уступки в разговоре с историком.

- Какие гарантии? – упрямо стиснув челюсти, Алексей продумывал каждое слово.



Иванна Осипова

Отредактировано: 19.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться