Свобода

Размер шрифта: - +

Часть 1. Знакомство.

Глава 1. Неформал.

Илья проснулся с головной болью – сказывается вчерашняя масштабная попойка. Повод? А зачем, собственно, он нужен? Просто отдых после тяжёлого дня. Хотя даже тяжёлым он и не был. С утра прогул института – просто ходили с другими неформалами в центре города. После активного обсуждения современной альтернативной музыки разошлись по домам. Лично Илья завалился спать до вечера. А вечером пошли в местное рок-кафе на концерт какой-то начинающей альтернативной группы. Потом началась попойка… прямо в кафе вместе с группой, которая только что давала концерт… Затем провал и Илья просыпается в своей (кажется) комнате в обнимку с чем-то тёплым. Илья повернул голову: рядом лежала его девушка, заядлая анимешница Семпай, но он знал её как Лизу. Да и у Ильи было прозвище на западный манер «KoRi» («Кори»).

Кори не помнил, какой сейчас день недели, но на учёбу он всё равно не пойдёт, да и когда он последний раз появлялся в институте? Уже и не вспомнить. Ну, четвёртый курс, усиливается чувство халявы и сладкой жизни. Нельзя не понять человека.

Но обо всём по порядку. Детство Ильи Логунова было, как и у всех, беззаботное и солнечное. Дворовые ребята, матери, плетущие сплетни, и отцы, выпивающие в гараже с друзьями. Ни что не предвещало такого образа жизни. Его «восхождение» началось, как можно предположить, и у всех теперь уже его хороших знакомых, с группы «Кино». Потом правдивые  бытовые песни «Сектора газа». «Гражданская оборона» и «Король и шут» стали логическим продолжением. Любого человека всегда разрывает два чувства: Желание быть уникальным, выделиться из толпы и чувство стада, не позволяющее возвысить своё «Я» над другими, вынуждающее приспосабливаться. У Ильи возобладало первое чувство. Ему доставляло даже какую-то радость, что на него смотрят косо все дворовые знакомые. Один из первых на районе он стал одеваться «не как все». Это потом уже таких расплодилось больше, чем «нормальных» людей. Это потом уже их стиль одежды превратился в моду. Но до того времени непохожесть Ильи на других было идеей, он сам наполнял своё поведение глубоким смыслом.

Увидев, что это «прикольно», к Илье присоединялись и другие. Вскоре двор перестал обращать на них внимание. Они перебирались на городские улицы. Их ждали неприятные известия. Бывает такая штука, что одна, очень схожая мысль, почти одновременно посещает несколько человек. Так получилось и в те годы. Оказывается, что Илья со своими друзьями не были уж такими уникальными явлениями. По городу уже существовало уже много таких мини-компаний со своими «идеологами», если можно так назвать таких людей, как Илья. Но сейчас об этом уже не многие вспомнят. Подойди к любому «тру-неформалу» и спроси о смысле его стиля одежды. Ответ, как правило, один: «Мне нравится» или «А что.. прикольно…».

Время шло. От образовавшихся течений не отставала и музыка. Она несла идеи непохожести и неформализма в массы. И получается парадокс – вроде субкультурное течение, а пустило свои необъятные корни почти во все молодёжные умы. По большому счёту, под влиянием этой самой музыки или простой банальной моды этих «нефоров» развелось, что плюнуть негде. Что уж и говорить о том, что людям посторонним они стали глубоко безразличны. От изначальной идеи не осталось и следа. Можно понять состояние нашего уважаемого Кори.

И вот он лежит в своей кровати. Будить девушку он не стал и очень тихо поднявшись вышел из спальни. Голова раскалывалась. Он прошёл на кухню и открыл холодильник, там стояла бутылка пива. Сделав несколько больших глотков, Кори поставил её на место, надо же и Лизе оставить. С немного прояснившейся головой он понял, что родителей дома нет. Да, он живёт с родителями и, конечно, он нигде не работает, даже не пробовал. Все его неформальские шмотки покупаются исключительно на деньги, выклянченные у мамы с папой. А стипендия, которую он с горем пополам получает, благополучно тратится на гулянки. Раньше, года два-три назад, его по этому поводу очень мучили комплексы, ему не хотелось зависеть от родителей… хотелось свободы. Но он понял, что без них он не сможет. Илья прочно сидел на шее своих «предков». Единственное, что он смог – смириться с этой мыслью, и продолжать жить, как какой-то школьник.

Стоит пару слов сказать и о его родителях. Отец, Виктор Петрович, весьма уважаемый мужчина. Работает в одном из городских НИИ. Мать, Вера Сергеевна, работает бухгалтером в одной из довольно крупных фирм. Илья – их единственный сын, и, как водится, его баловали с детства. Вкусив это, он уже не смог жить иначе. Он привык быть в центре внимания. Именно поэтому стремился его к себе привлекать. Во что это вылилось – уже известно. Нравится ли родителям то, чем занимается их сын? Скорее всего, нет. Но они ничего не могут с этим поделать. «Это его жизнь, его выбор», «Он уже взрослый человек, может решать сам» - типичные их отговорки. Поначалу было трудно. Потом всё как-то успокоилось, и они вообще перестали обращать внимание на столь экстравагантного сына.

Из кухни Илья пошёл в ванную, чтобы привести себя в порядок. Он смотрел на своё отражение в зеркале, опершись на раковину. У него было щуплое бледное тело. Но лицо, как отметили бы девушки, симпатичное. Оно не было обезображено шрамами или прыщами. Кожа была мягкая, как у младенца. Единственное, что уродовало вид (хотя это вопрос вкуса), было кольцо в правой брови и на нижней губе слева. Серьга также была в ухе. Илья включил воду и умылся. Взял с полки рядом с зеркалом расчёску и причесал чёрные, как уголь волосы, приложив длинную челку налево, но она всё равно сползала на глаза.



Алексей Иванов

Отредактировано: 24.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться